АвторРедакция сайта

Пасха | Пасхальные обычаи

volochebniki

Ай шли, прошли волочебники.
Христос воскрес, Сыне Божий!
Аны шли, пройшли, волочилися.
Христос воскрес, Сыне Божий!
Волочилися, намочилися.
Христос воскрес…
Аны пыталися до того двора, до Иванова.
Христос воскрес…
Ти дома, дома сам пан Иван?
Христос Воскрес…
Он не дома, а поехал во столен город.
Христос Воскрес…
Соболева шапка головушку ломит.
Христос Воскрес…
Кожаный пояс середину ломит.
Христос Воскрес…
Куння шубка по пятам бьётся.
Христос Воскрес…
Вы дарите нас, не морите нас!
Христос Воскрес…
Пару яиц на ясминку.
Христос Воскрес…
Кусок сала на подмазочку.
Христос Воскрес…
Конец пирога на закусочку.
Христос Воскрес, Сыне божий…«куралесная» волочебников
Б. Кустодиев

Б. Кустодиев, “Канун Пасхи”

История праздника

Согласно преданию, в ветхозаветном прошлом еврейский народ несколько столетий находился в рабстве у египетского фараона. Просьбы израильтян отпустить их, фараон неизменно оставлял без внимания. Пророк Моисей, по повелению Божьему, пытался добиться освобождения для своего народа. После очередного отказа фараона последовали «10 египетских казней» — вся египетская земля (за исключением того места, где жили евреи) страдала от различных напастей, но и это не помогло. Тогда Господь через Моисея повелел каждой еврейской семье заколоть агнца, запечь его и съесть с пресным хлебом и горькими травами, а кровью закланного ягненка наказал помазать косяк двери своего жилища. После чего, согласно преданию, ангел, который умертвил всех египетских первенцев, от первенца семьи фараона до первенцев скота, прошёл мимо еврейских домов (XIII век до Р.Х.). Напуганный фараон отпустил евреев. С тех пор Пасха отмечается израильтянами как день избавления, исхода из египетского рабства и спасения от смерти всех еврейских перворожденных мужеского полу.*

После прихода Иисуса Христа старозаветная Пасха переосмыслена, как прообраз смерти и Воскресения Христа:

Вот Агнец Божий, Который берёт на себя грех мира (Ин. 1, 29). Пасха наша, Христос, заклан за нас (1 Кор. 5, 7)…

В Евангелии мы можем прочесть, что по иудейскому календарю Христос был распят в пятницу 14-го дня первого весеннего месяца Нисана, а воскрес 16-го дня Нисана, в «первый день недели» (после субботы). Этот день уже у первых христиан выделялся из всех остальных и назывался «днём Господним». Позже в славянских странах он был назван «воскресеньем». Нисан соответствует марту–апрелю. Евреи жили не по солнечному, а по лунному календарю, которые отличаются друг от друга на 11 дней (365 и 354 соответственно). В лунном календаре очень быстро накапливаются ошибки по сравнению с астрономическим годом, и правил их корректировки нет.

В I столетии по Р.Х. дата празднования христианской Пасхи никого не волновала, потому что для христиан того периода каждый воскресный день был Пасхой. Но уже во II–III веках встал вопрос о самом торжественном праздновании дня Пасхи раз в году. В IV веке Церковь приняла решение отмечать Пасху в первый воскресный день после весеннего полнолуния (не ранее 4 апреля и не позже 8 мая по новому стилю). Александрийский епископ по поручению Собора особыми пасхальными посланиями извещал все Церкви о дне, на который, по астрономическим вычислениям, приходится Пасха. С тех пор этот день становится «праздником праздников» и «торжеством торжеств», центром и вершиной всего года.

Пасхе предшествует семинедельный пост — время покаяния и духовного очищения. Неделю перед Пасхой называют Страстной седмицей. Каждый день седмицы связан с событиями последних дней из земной жизни Христа. В день накануне Пасхи — Великую субботу — в храм приносят особую пасхальную пищу, чтобы освятить её.

Наступает полночь, в церквях начинается крестный ход. Великая суббота сменяется Светлым воскресеньем. На пасхальной литургии все верующие стараются обязательно причаститься Тела и Крови Христовых. А после того, как окончится служба, верующие «христосуются» — приветствуют друг друга целованием и словами «Христос воскресе!» и отвечают «Воистину Воскресе!» После Светлого Воскресения наступает Светлая седмица. Эти восемь дней являются как бы одним днём, принадлежащим вечности, где «времени уже не будет». Празднование Пасхи продолжается сорок дней — ровно столько, сколько Христос являлся Своим ученикам после Воскресения. На сороковой день Он вознёсся к Богу Отцу. В течение сорока дней Пасхи, а особенно на первой неделе — самой торжественной — люди ходят друг к другу в гости, дарят куличи и крашеные яйца**.

По преданию, обычай красить яйца восходит к апостольским временам, когда Мария Магдалина, прибывшая в Рим для проповеди Евангелия, преподнесла в дар императору Тиберию яйцо. С приветствием «Христос воскресе!», Мария вручила яйцо императору и пояснила, что Христос восстал из гроба, как цыплёнок, который вылупится из этого яйца. На это Тиберий воскликнул:

tiberiy

Как может мёртвый воскреснуть? Это всё равно, что яйцо сейчас превратилось бы из белого в красное…Тиберий, римский император

И на глазах у всех произошло чудо — яичная скорлупа стала ярко-красного цвета, как бы символизируя Кровь, пролитую Христом.

Христос принёс Себя в жертву, чтобы избавить от смерти всё человечество. После Воскресения Иисуса физическая смерть уже не тупик, а выход из него. Неизбежный конец человеческой жизни ведёт к встрече с Богом. Значение Воскресения Христа для человечества делает Пасху самым значительным торжеством среди всех других праздников — Праздником Праздников и Торжеством из Торжеств. Христос победил смерть. За трагедией смерти следует триумф жизни. После Своего воскресения Он всех приветствовал словом: «Радуйтесь!».

колокольный звон

Пасхальные колокола

Аполлон Коринфский | Пасха на Руси — Велик-День

За Страстной неделею идёт на светлорусский простор Святая; зовётся она также и «Светлою», «Славною», «Великою», «Радостною», «Красною» и «Великоденскою» — слывёт за один «Велик-День». Есть места — например, в Черниговской губернии, где называют её «Гремяцкою».

«Пресветлое Воскресение праведного солнца — Христа» объединяется в народном воображении с весенним возрождением природы, как бы принимающей участие в радостном праздновании величайшего из евангельских событий, знаменующего светлую победу над тьмою смерти. С этим связан старинный обычай зажигать перед церквами и по холмам костры во время Светлой заутрени; в Белоруссии идут к ней даже с зажжёнными лучинами. Почти повсеместно в деревнях на Святую ночь жгут по площадям смоляные бочки; уголья от них потом собирают и, отнеся домой, берегут вместе со свечами, с которыми стояли заутреню. Некоторые кладут эти уголья под застрехи крыш, будучи уверены, что предохраняют свой двор от грозы. До сих пор в деревнях, по старому обычаю, после пения «Христос воскресе» стреляют холостыми зарядами из ружей, торжествуя этим победу над нечистой силой и тьмой. Зачерпнутой в роднике в пасхальную ночь воде народное поверье приписывает особенную силу. Суеверные люди окропляют ею свои дома и амбары, видя в этом залог счастья и довольства. Этот обычай теперь мало-помалу забывается; но есть сёла, где в Святую ночь красные девушки спешат за водой к ручьям и рекам. Молча стараются они наполнить вёдра и — также молча — донести их домой. Если будет произнесено хоть одно слово, то вода эта, по словам старых людей, теряет свою силу.

Дошло до наших забывчивых дней старинное преданье, гласящее, что красное солнышко, всплывая из-за гор-горы над обновлённой воскресением Христа землёю, радостно играет-пляшет своими лучами. Эта слава-молва о «солнечных заигрышах» распространена повсеместно во всех уголках славянского мира, некогда жившего одною духовной жизнью с народом русским. В великорусских губерниях раным-рано на первый день Светлого Праздника выходит деревенский люд на пригорки, ребята же малые взлезают на крыши — смотреть — любоваться игрою солнышка красного. Взойдёт-заиграет оно на безоблачном небе, — быть, по примете старых людей, красному лету, богатому урожаю и счастливым свадьбам. Деревенская детвора при появлении светила светил земных принимается прыгать, припевая:

Солнышко-вёдрышко, выгляни в окошечко! Солнышко, покажись, красное, снарядись! Едут господа-бояре к тебе в гости во двор, на пиры пировать, во столы столовать!..

Старухи в это время умываются с золота, серебра и красного яйца, думая от того и помолодеть, и разбогатеть; старики же расчёсывают волосы, приговаривая: «Сколько в голове волосков, столько и внучат!» Есть и такие между ними, что в первый день Светлой седмицы стараются поужинать и лечь спать до заката солнечного, думая, что, если не сделать этого, то нападёт «куриная слепота».

С первого же дня Светла-Христова-Воскресения отверзаются, по верованию народа, врата райские и остаются отворёнными до последнего дня. Счастлив тот, кто умрёт о Пасхе, тому — прямая дорога в селения праведных. Потому-то престарелые благочестивые люди, которым не жалко расстаться с земной жизнью, и молят Бога, чтобы привелось им покинуть этом бренный мир во дни Святой недели, а ещё лучше — в Светлую заутреню. Кто умирает на Светло-Христово-Воскресение, того, по старинному обычаю, хоронят с красным яйцом в правой руке. «Умер на Пасху — и яичко в руку!» — напоминает об этом народная поговорка.

В древней Руси существовало предание о том, что, когда восстал от мёртвых Спаситель мира, солнце не заходило целых восемь суток: первые два дня оно стояло на востоке, — там, где ему полагается быть при восходе, следующие три дня — на полудне, остальные два — на вечере, на восьмой зашло. Это предание повторялось на Руси всеми в XVI-XVII столетиях, вызывая против себя возражения церковных проповедников. Народная Русь, от млада до велика верящая в то, что отверзаются на Святой райские двери, прибавляет к этому — устами искушённых в книжном писании людей, — что прекращаются-утихают на эти дни и адские муки. Это основано на «Хождении апостола Павла по мукам». По другому же распространённому в народе сказанию («Хождение Богородицы по мукам»), покой грешникам даётся на том свете с Великого (Страстного) Четверга до самой Троицы.

С первого дня Светлой недели, по старинному, в большинстве местностей уже забытому преданию, Христос, в сопровождении своих апостолов, ходит по земле вплоть до Вознесения. Одеты небесные странники в нищенское рубище, а потому, — гласит народный сказ, — и невдомек никому: кто они. Ходят они, испытуют людское милосердие, награждают великими и богатыми милостями добрых и карают злых людей.

В белорусских деревнях принято ходить на Светло-Христово-Воскресение по дворам с особыми «великоденскими» песнями. Ходят, обыкновенно, ночью — целыми толпами; ходящие слывут за «волочебников», а запевало их зовётся «починальщиком». В своих песнях, по свидетельству И. М. Снегирева и А. Н. Афанасьева, они прославляют Воскресшего Христа, Богоматерь и святых Юрия и Николу, что коров и коней запасают, Илью-пророка, зажинающего колосистую рожь. Все это они сопровождают припевом «Христос воскресе!» В Минской и смежных с нею губерниях пляшут на этих первых весенних игрищах особые пляски — «метелицу» и «завейницу».

На старой Смоленщине всю Светлую неделю молодые парни ходят по деревням и у каждого дома под окном поют так называемый «куралес», за что всякий хозяин, которому они пропоют, величаючи его по имени, — подаёт им сала, яиц, пирога и денег.

Есть местности, где ходят в понедельник Святой недели на кладбища — христосоваться со своими покойничками; по большей же части этот обычай соблюдается после Пасхи, на Радоницу. Со вторником в народе связано имя «купалища». В старину существовал обычай обливать в этот день холодной водой тех, кто проспал заутреню.

Со Светлой середы начинаются по некоторым местам весенние хороводы, продолжающиеся до Троицына дня — каждый вечер. Разные бывают хороводы, наособицу и зовутся они: великоденскими, радоницкими, Никольскими, троицкими, всесвятскими, петровскими, пятницкими, ивановскими, успенскими, семенинскими, капустинскими и покровскими. Светлый праздник начинает — открывает хоровое веселье, Покровом — кончается оно.

Всю Светлую неделю льётся по всей Святой Руси радостный пасхальный звон: не молкнет с утра до ночи ни одна колокольня, — каждая словно старается перезвонить другую. Находится многое-множество охотников «потрудиться для Бога» у колоколов, — а уж от детворы отбою нет: всякому хочется хоть один раз да потрезвонить в эти Светлые дни. И гудят-перекликаются колокольни. С утра до позднего вечера разносится по светлорусскому простору, порою и нестройное, но из глубины души льющееся пение: слышат его и поле чистое, и начинающий пробуждаться от зимнего сна лес, и только что сбросившая со своих плеч ледяные оковы река. Одни богоносцы-певцы сменяют других. «Ходить под Богом» на Святой считается в народе за благочестивый подвиг. Приступают к нему только с благословения священника: не всем и разрешается это дело, а только тем, кто не виновен ни в каких тяжких, вызывающих наложение особого покаяния, грехах. Богоносцы, поднимая иконы, одеваются во всё чистое и дают зарок не пить при этом вина, что особенно трудно выполнимо при повсеместно известном хлебосольстве русского народа. Не выдержавший и поддавшийся на угощение, не может уже оставаться богоносцем, а должен передать свою обязанность другому, — на что не приходится долго искать охотников. По преданию, переходящему из уст в уста по селам-деревням, проносившему целую неделю иконы-кресты, вменяется это за седьмую часть дороги в Иерусалим:

Семь Светлых седмиц под Богом походить — в Ерусалим-град не ходить!..

Богоносцев ожидают в каждой хате с нетерпением. Ещё накануне прихода их в деревню везде уже приготовлены вёдра и кадки со всяким житом. В них ставят жданые гости принесённую ими святыню, освящая этим будущий урожай. Освящённое зерно сберегается для посева и высевается прежде всякого другого. За немалый грех почитается в народе каким-либо образом осквернить и просто даже рассыпать зря это зерно-жито, но ещё более тяжким — не принять богоносцев. Благодать Божия, по верованию деревенского богомольного люда, навсегда удаляется из такого дома. Для крестьянской детворы приход богоносцев в деревню является целым событием. Ещё загодя выбегают ребята за околицу и дожидаются: как только покажутся кресты и хоругви, один из них, по выпавшему жребию, бежит оповещать деревню о приближении «Божьих гостей», а все остальные стремглав несутся навстречу идущим, чтобы, присоединясь к ним, принять этим участие в богоугодном подвиге старших. Во многих местах приглашают богоносцев в поле, где они — всем «миром» — с пением обходят озимые всходы. В какой деревне придётся заночевать богоносцам, для той считается это особенно счастливым предзнаменованием, охраняющим её от пожара на более или менее продолжительное время. Потому-то везде и просят их об этом. Но не всегда соглашаются они, потому что священником, отпускающим с ними святые иконы, даётся строгий наказ лучше ночевать в поле, чем в такой деревне, где в это время идёт пьяный праздничный разгул. Среди же богоносцев найдутся всякий раз несколько известных во всей округе своею благочестивой жизнью людей, для которых слово отца духовного является непреложным законом.

К богоносцам иногда присоединяются убогие слепцы — калики перехожие, разносящие из конца в конец свои песенные сказы. Идут они за богоносцами; споют те один ирмос, — только успеют кончить, а уж «слепенькие» (как зовет калик сердобольный сельский люд) затягивают свой сказ:

kaliki-perehozhie

Велия радость в мире явися, Христос бо воскресе, смерть же умертвися, сущий во гробех живот восприяша, егда возлеже жизнь во гробе наша. Смертнии Христом все мы оживлени, на путь небесный благо наставлени. Мы должни бехом: Христос заплатил есть, егда за род наш кровь Свою пролил есть. Неясыть птенцы своя оживляет, егда свою кровь на них изливает: Христос подобие, за нас умерщвленных, кровь источил есть от ран Си спасенных. Тако ожихом: вред наш исцелися, плоть Христа Бога егда подъявися. Врачество дивное Дивный содевает: врач, да мы живем, за ны умирает. Умерл бо: но днесь от гроба воскресе и нас с Собою из ада вознесе. В том долженствуем Христа величати, преподобными гласы Его прославляти. Воспойте убо и вы песнь Христови, и пении вечно будите готовы: зде долголетно, та же и во веки, в небесной стране с ангельскими лики…сказ калик

В другом, записанном в иной русской сторонке сказе калики-певцы, воспевая свою радостную песнь, возвещают, между прочим, о том, что: «простил Бог грехи наши злии, измыл Своей кровью вси наши выи, смертию загладил, смерть нашу убивый, потребив клятву и ада пленивый. А в том плене дал свободу, радость вечну дал роду, роду правоверну радость райску мирну». Затем, преисполнясь «радости райской», они восклицают:

Прочь же, ecu скорби и горьки печали,
Прочь стыдите в безвестные краи;
Уже бо темные облаки прогнаны,
Прошёл страх-трепет и плач нечаянный;
Се же ведро, дни веселы,
И свет во тьме пришёл велий.
Сонного осветили, мир обвеселили
Се солнце красно —
Христос воскрес славно!..

Третий сказ о «Воскресении», — также весь посвящённый «духовной сладости», которой «веселятся небеса и радуется земля», взывает устами своих сказателей-певцов к праотцам человечества:

Взыграй днесь, Адаме, и радуйся, Евва, со пророки, ликоствуйте, с патриархи торжествуйте, восходите в радость, приимите младость. Днесь Христос от гроба, яко от чертога, воскресает в радость верным, в посрамление неверным, нам же, праволюбцем, даёт живот вечный. Днесь ад воздыхает, диявол рыдает: погубилось его царство, над душами тиранство; крепко он, аки лев, рыкает, души испущает. Мы же восклицаем, славу возсылаем из гроба Воскресшему, нас из тьмы изведшему в радость в неприступную и свет невечерний… Взыграй днесь, Давыде, ликуй со пророки, бия в гусли — радуйся! С веселием красуйся, воспой велегласно, с кимвалы согласно!.. Днесь всемирная радость источает сладость, собирает вся языки, цари, князи и владыки, старцы со младенцы и весь возраст вкупе. Девы и вдовицы со откровицы, с свещами притецыте, яко цвет — девство держите, Христу поклонитесь, красно веселитесь!..

На Червоной Руси распевается в Светлые Христовы дни такая песнь:

3-за там-той горы з-за высокой
Выходит нам там золотой крест.
Славен си, славен си наш милый Боже,
На высокости в Своей славности славен си!
И пид тим хрестом
Сам милый Господь:
На Йому сорочка та джунджовая (жемчужная),
Та джунджовая, кервавая.
Ой, ишло дивче в Дунай по воду,
Тай воно видело, та же Руський Бог,
Та же Руський Бог из мёртвых устав…

soshestvieИКОНОГРАФИЯ ПРАЗДНИКА — смысл новозаветной Пасхи хорошо выражен в иконографии. Сейчас более привычной является икона Воскресения, где Христос стоит в блистающих белых одеждах на камне, отваленном от Его гроба. До XVI века православная традиция не знала такого изображения. Праздничная икона Воскресения называлась «Сошествие Христа во ад». На ней Иисус выводит из ада первых людей — Адама и Еву — они из тех, кто хранил истинную веру и ждал Спасителя. Это же звучит и в главном пасхальном песнопении: «Христос воскресе из мертвых смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав»

   
modal_quad ×

Примечание

  • Публикация подготовлена редакцией сайта «АртПолитИнфо» // при составлении публикации были использованы материалы: видео телеканала «Мироздание» «Пасха. Пасхальные обычаи»; статьи портала «Православное искусство»; А. А. Коринфский. Народная Русь: Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа, Смоленск, Русич, 1995 и другие открытые источники. Дополнительно пасхальными материалам см. на сайте «АртПолитИнфо»  (см. «Православные, Христос Воскресе!», «Русская Пасха | Александр Дугин», «В Иерусалиме, как прежде, состоялось схождение Благодатного огня | полуторачасовой репортаж телеканала «Интер»). Справку об иконографии Пасхи см. выше
  • * Ветхозаветное празднование Пасхи (от еврейского глагола: «Песах» — «проходить», в значении — «избавлять», «щадить») проходило семь дней. Эту неделю каждый правоверный иудей должен был провести в Иерусалиме. Во время праздника в пищу употреблялся только пресный хлеб (маца) в воспоминание о том, что выход евреев из Египта был очень поспешным, и они не успели заквасить хлеб, а взяли с собой только пресный. Отсюда второе название Пасхи — Праздник Опресноков. Каждая семья приносила в Храм агнца, которого закалывали там по специально описанному в Моисеевом законе обряду. Этот агнец служил прообразом и напоминанием о грядущем Спасителе. Агнца, который так и назывался — Пасха, семья должна была запечь и обязательно полностью съесть вечером в первый день праздника. Эта трапеза была главным событием празднования. Обязательно употреблялись в пищу горькие травы (в память горечи рабства), кашица из фруктов и орехов и четыре бокала вина. Отец семейства должен был рассказать за праздничным ужином историю исхода евреев из египетского рабства — (прим. редакции)
  • ** Первое яйцо, полученное в Христов день, по народному поверью, никогда не должно портиться, если оба похристосовавшиеся приветствовали друг друга пасхальным приветствием от чистого сердца. Поэтому многие его хранят на божнице в течение целого года — до новой Пасхи — (прим. редакции)
artpolitinfo_quad

даты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *