АвторРедакция сайта

karpov

И ты к себе на помощь звал светила, // Чтоб звёздами душителей убить, // Чтобы в России дьявольская сила // Мужицкую не доконала выть. // Всё кончено! Мучитель, мозг твой выпив, // Пораздробив, твои суставы все, // Тебя в зубчатом скрежете и скрипе // Живого разорвал на колесе! // И он, подъяв раздвоенное жало, // Как знамя, над душою бытия, // Посеял смерть. Ему рукоплескала // Продажных душ продажная семья. // Но за пределом бытия к Мессии — // К Душе Души взывал ты ночь и день, // И стала по растерзанной России // Бродить твоя растерзанная тень, // И жизни устремились листопадом // К иной черте, завидя твой венец; // И вот уже дрожит твердыня ада // И приближается его конец! // Нет, не напрасно ты огонь свой плавил, // Поэт-великомученик! Твою // В застенке замурованную славу // Потомки воскресят в родном краю. // И пусть светильник твой погас под спудом, // Пусть вытравлена память о тебе, — // Исчезнет тьма, и в восхищенье будут // Века твоей завидовать судьбе[1]Пимен Карпов, Памяти А.Г. (1926)
А. Ганин

Русский поэт Алексей Ганин

Глава «Ордена Русских фашистов»

Правда об «Ордене Русских фашистов» до сих пор неизвестна. Разнятся как показания самих «фашистов», часть из которых к тому же очевидно сфальсифицирована (как и само «дело»), так и воспоминания всех, кто с ними соприкасался. Так или иначе, достаточно точно можно сказать, что в начале 20-х годов русский поэт Алексей Ганин с несколькими единомышленниками создал программу спасения России, где выдвинул идею Великого Земского Собора, воссоздания национального государства и очищения страны от большевиков.
Второго ноября 1924 года он был арестован в Москве как руководитель организации «Орден Русских фашистов».[2] Согласно одной из версий, ему в карман пальто были подложены листки с «Тезисами манифеста русских националистов» (однако сам Алексей Ганин своё авторство «тезисов» не отрицал). Ордер на арест был подписан Генрихом Ягодой. В анкете для арестованных указано, что до этого А. Ганин арестовывался дважды. Первый раз — «по недоразумению принятый за контрреволюционера». Второй — двадцать первого ноября 1923 года «по обвинению в антисемитской агитации».[3] По свидетельству О. Н. Вышеславцевой, накануне этого последнего ареста Алексей пришёл к ней домой и сообщил:

Ну, охота за мной хорошая идёт, други. Пожалуй, что мы не увидимся больше…

По словам полковника милиции в отставке Э. А. Хлысталова, членов «Ордена»

обвиняли в том, что с августа 1924 года они сорганизовались и ставили своей целью путём террора и диверсий свергнуть советскую власть…

Как пишет Елена Семёнова:

В обвинительном заключении не был назван ни один факт нарушения закона или какого-либо преступления. В процессе расследования «дела» двое арестованных потеряли рассудок. Алексею Ганину провели судебно-психиатрическую экспертизу, признавшую его невменяемым[4]

Допрашивали поэта Абрам Славотинский и Яков Агранов. По многочисленным данным, допросы сопровождались жестокими пытками, что подтверждается и пятнами крови, которыми буквально заляпаны листки с «тезисами», которые предъявлялись Ганину. Сам поэт о предъявленных ему «тезисах» на допросах говорил так:

В этих «Тезисах» я не выразил никакой государственной тайны, потому, что никакой тайны я не знаю. Это то, что изо дня в день обсуждается и официальной прессой, и то, что повторяет и образованная, и необразованная чернь России и Европы…

Из заключения по следственному делу, подписанному нач. 7 СО ОГПУ Славатинским и следователем Врачевым, можно узнать официальную версию:

В июле месяце прошлого, 1924, года в СО ОГПУ поступили сведения о том, что в Москве группа литераторов с целью борьбы с соввластью приступает к образованию террористической организации. Выясняя сущность и направление данной организации, выявляя участников её, СО ОГПУ в конце июля месяца установил, что наиболее активно проявляющие свою деятельность были поэты — Ганин Алексей Алексеевич, Чекрыгин Пётр Николаевич, Дворяшин Виктор Иванович, Галанов Владимир Михайлович. Эти лица, сугубо осторожно действуя в направлении вербовки новых членов из своего круга поэтов, литераторов, артистов и студенческой среды, вскоре вокруг себя сгруппировали исключительно «русских» людей, имевших за собой контрреволюционное прошлое. Последнее обстоятельство побудило СО ОГПУ рассматривать зарождающуюся организацию как ярко выраженную национальную с явно фашистским уклоном…
Цель Ордена русских фашистов — организация противников марксистской идеологии или уничтожение в государстве российском марксизма, свержение власти и замена её властью неограниченной диктатуры русских фашистов с тем, чтобы:
а) восстановить в России права и титулы дворян;
б) возвратить владельцам все конфискованные, движимые и недвижимые собственности, как то: земли, имения, фабрики, заводы, торгово-промышленные предприятия, дома, ценности и тому подобное;
в) разрешение возвращения эмигрантов;
г) полная амнистия, освобождение из всех тюрем и Концлагерей лиц, осуждённых советской властью за политические преступления;
д) объявление православной религии господствующей Церковью, возглавляемой патриархом, святейшим синодом и находящейся под покровительством государства…
Необходимо отметить, что, имея перед собой задачу произвести террор над членами совправительства, организация наметила в первую очередь жертвами Калинина, Рыкова, Дзержинского, Луначарского, Радека и Зиновьева. В то время, когда организация вырабатывала план действий, в Москве происходил V Конгресс «Коминтерна». И члены организации решили взорвать здание Коминтерна в момент происходящего заседания. Вскоре организация сделала первые шаги в направлении выполнения поставленной цели — приступила к вербовке новых членов. К указанным выше лицам примкнул поэт Никитин Григорий Петрович. Десятого августа Никитина посетили Ганин и Дворяшин. И первый предложил последним произвести экс над бывшим председателем ЧК, неким Драгомирецким, который якобы хранит у себя много ценностей. В этот же день Ганин, в присутствии Дворяшина и Никитина, в комнате, занимаемой последним, написал текст предназначенной к выпуску прокламации. Воззвание было обращено к гражданам великой России, а в тексте указывалось: «Неужели вы ослепли или потеряли разум? Оглянитесь кругом, размыслите по совести, спросите сами себя, куда мы идём, на что надеемся? Малая кучка людей, пройдох и авантюристов, воров и мошенников, слетелась со всех сторон мира и царствует безотчётно над великой страной. Эта банда располагает судьбами миллионов людей, распоряжается трудом и покоем миллионного»… и так далее.
Почти одновременно с Ганиным, братья Чекрыгины проектируют выпуск прокламации в виде извещения русскому народу. Здесь, выявляя свой облик, они пишут: «Дорогу русскому фашизму! Прочь малодушие и слабость! Чёрными лентами по Руси протянулись наши железные руки. Сообщаем о скором свержении советской власти путём беспощадного террора, призываем русский народ к спокойствию, сочувствию нашему великому делу, освобождению Руси от ига жидов и коммунистов».
Воззвание заканчивалось словами: «Готовьтесь к великим событиям!»
… Заслуживает также внимания следующий случай, имевший место в день ликвидации организации, 1 ноября прошлого года. Ответственные сотрудники ОГПУ товарищи Беленький, Агранов, Славатинский, Якубенко и другие, законно явившись на квартиру Чекрыгиных, застали там пьяную компанию поэтов, литераторов, проституток. Был предъявлен ордер на право ареста Чекрыгиных и у присутствующих спросили документы. В ответ на предложение сотрудников некоторые из пьяной компании бросились в драку, нанеся трём сотрудникам побои. Этот характерный случай лишний раз наглядно вскрыл картину вышеописанного и доказал способность этих лиц на любое преступление…
Считая следствие по настоящему делу законченным и находя, что, в силу некоторых обстоятельств, передать дело для гласного разбирательства в суд невозможно, полагали бы войти с ходатайством в Президиум ВЦИК СССР о вынесении по делу Ганина, Чекрыгина, Чекрыгина, Дворяшина, Галанова, Никитина, Кудрявцева, Александровича-Потеряхина, Кроткова, Головина, Глубоковского, Колобова, Сахно и Заугольникова внесудебного приговора…

Секретарь Президиума ВЦИК СССР Енукидзе, двадцать седьмого марта 1925 года, единолично принял решение на внесудебный приговор. В. Менжинский, Г. Бокий и Я. Петерс приказали расстрелять Ганина, братьев Чекрыгиных, Дворяшина, Галанова, Кроткова. Борису Глубоковскому и Александровичу-Потеряхину определили по десять лет концлагеря на Соловках, судьба остальных неизвестна.
Алексей Ганин был расстрелян в подвалах Лубянки. Прах Ганина погребён на территории Яузской больницы. Дело по его обвинению было прекращено только шестого октября 1966 года, за отсутствием состава преступления. Ганин был реабилитирован посмертно. При производстве в 1966 году дополнительного расследования, объективных данных о принадлежности Ганина и других лиц к организации «Орден русских фашистов» обнаружено не было.

Родные долго не знали, что случилось с Алексеем. Летом 1925 года младший брат Фёдор съездил в Москву, чтобы разыскать его. Вернулся мрачнее тучи, не зная, как сообщить матери страшное известие. Сказал старшей сестре Шуре: «Алёшку расстреляли» — и заплакал. Сестра Елена вспоминала: «Фёдор-то в Алексее души не чаял. Приехал из Вологды, где узнал о расстреле Алексея. Никому ничего не сказал, боялся за мать — думал — с ума сойдёт. Она каждый день фотографии перебирала. В мезонин поднималась — сидит и плачет. И я с нею…». Фёдор Ганин был арестован в 1937 году, а в 1941 году «умер в местах заключения»… Дом Ганиных сгорел. В огне погибла уникальная библиотека поэта, многие его рукописи, письма. Спасти удалось только «Евангелие», которое ему подарил священник с надписью. Самой деревни уже нет также. На месте дома, в котором родился и вырос поэт, поставлен памятный камень[5]

Большую часть неопубликованных рукописей Алексея Ганина его родственникам сохранить не удалось. В 1970-е годы жизнь поэта стала предметом исследований ряда краеведов, прежде всего — ленинградца Н. Парфёнова, который и возродил интерес к Ганину. В 1991 году в Северо-Западном издательстве вышел первый посмертный сборник его стихов и прозы с предисловием Станислава Куняева. В 2003 году именем Алексея Ганина назвали улицу в Вологде. На его стихи написаны романсы, в Вологде проходят вечера его памяти.

Нежить лесная пошла наобум, Забирается в брови и бороды, Забирается в уши, за гашники, Чтобы силу по капельке высосать, Чтобы веру по крошечке выжевать. // Знает поганая мелочь секрет: Силу мирскую не свалит гора, Да тля незаметная гору подточит… // Знает поганая и другой секрет: В думах мужичьих просторно, как в поле, // Гуляй, кому надо, что хочешь, топчи, — Только про счастье мужичье шепчи, Да жалобней вякай про горькую долю. // Будут покорны тогда силачи, Красные речи замажутся сажей. Сами друг другу могилы укажут, И сами себе панихиду споют…А. Ганин, «Былинное поле»
Яузские захоронения

Место захоронения Алексея Ганина. С 1920-х годов Яузская больница стала подведомственной Государственному политическому управлению при НКВД РСФСР. По некоторым сведениям, на территории усадьбы производились массовые расстрелы, и было установлено, что здесь же организовали тайное захоронение жертв политических репрессий. В основном это были молодые люди с высшим образованием, дворянского происхождения, «цвет нации».

Из «тезисов» Алексея Ганина[6]

При существующей государственной системе России, это могущественное государство, обладающее неизбывными естественными богатствами и творческими силами народа, вот уже несколько лет находится в состоянии смертельной агонии.
Ясный дух русского народа предательски умерщвлён. Святыни его растоптаны, богатства его разграблены. Всякий, кто не потерял ещё голову и сохранил человеческую совесть, с ужасом ведёт счёт великим бедствиям и страданиям народа в целом.
Каждый, кто бы ни был, ясно начинает осознавать, что так больше нельзя. Каждый мельчайший факт повседневной жизни — красноречивее всяких воззваний. Всех и каждого он убеждает в том, что если не предпринять какие-то меры, то России как государству грозит окончательная смерть, а русскому народу — неслыханная нищета, экономическое рабство и вырождение. Смотрите госбюджет России последних лет. Отчеты государственных предприятий. Заработная плата рабочих и служащих. Бюджет крестьян. Соотношение цен на фабрикаты и сельскохозяйственные продукты. Соотношение максимума заработка и прожиточного минимума трудового населения. Сопоставим данные довоенного и настоящего времени в области народного просвещения, здравоохранения, общественной взаимопомощи. Высчитаем коэффициент налогов и доходов населения. Наконец сопоставим данные довоенной и современной нашей внешней торговли, чтобы убедиться, что Россия стоит накануне гибели, а её многомиллионное население обречено на рабскую нищету и вырождение.
Но как это случилось, что Россия с тем, чтобы ей беспрепятственно на общее благо создать духовные и материальные ценности, обливавшаяся потом и кровью Россия, на протяжении столетий великими трудами и подвигами дедов и пращуров завоевавшая себе славу и независимость среди народов земного шара, ныне, по милости пройдох и авантюристов, повержена в прах и бесславие, превратилась в колонию всех паразитов и жуликов, тайно и явно распродающих наше великое достояние?

Вполне отвечая за свои слова перед судом всех честно мыслящих людей и перед судом истории, мы категорически утверждаем, что в лице господствующей в России РКП мы имеем не столько политическую партию, сколько воинствующую секту изуверов-человеконенавистников, напоминающую если не по форме своих ритуалов, то по сути своей этики и губительной деятельности — средневековые секты сатанистов и дьяволопоклонников. За всеми словами о коммунизме, о свободе, о равенстве и братстве народов — таятся смерть и разрушения, разрушения и смерть.
Достаточно вспомнить те события, от которых всё ещё не высохла кровь многострадального русского народа, когда по приказу этих сектантов-комиссаров оголтелые, вооружённые с ног до головы, воодушевляемые еврейскими выродками, банды латышей беспощадно терроризировали беззащитное сельское население: всех, кто здоров, угоняли на братоубийственную бойню, когда при малейшем намёке на отказ всякий убивался на месте, а у осиротевшей семьи отбиралось положительно всё, что попадалось на глаза, начиная с последней коровы, кончая последним пудом ржи и десятком яиц, когда за отказ от погромничества поместий и городов выжигались целые сёла, вырезались целые семьи.

Вот тогда произошла эта так называемая «классовая борьба», эта так называемая прославленная и «спасительная гражданская война». Но после тщательного анализа всех происходящих событий в области народного хозяйства, психологии народа, после тщательного анализа проповедей этой ныне господствующей секты изуверов, человеконенавистников-коммунистов, о строительстве нового мира, мы пришли к тому же категорическому убеждению: все эти слова были только приманкой для неискушённых в подлости рабочих масс и беднейшего крестьянства, именем которых всё время прикрывает свои гнусные дела эта секта.
Достаточно опять-таки вспомнить тот ужасный разгром городов, промышленных предприятий, образцовых хозяйств и усадеб, бесконечно и ежедневно происходившие реквизиции, бесчисленные налоги, когда облагалось, да облагается и до сих пор всё, кроме солнечного света и воздуха, чтобы понять: это только безответственный грабёж и подстрекательство народа на самоубийство.

Наконец, реквизиции церковных православных ценностей, производившиеся под предлогом спасения голодающих. Но где это спасение? Разве не вымерли голодной смертью целые сёла, разве не опустели целые волости и уезды цветущего Поволжья? Кто не помнит того ужаса и отчаяния, когда люди голодающих районов, всякими чекистскими бандами и заградилками (только подумать!) доведённые до крайности, в нашем двадцатом веке, в христианской стране, дошли до людоедства, до пожирания собственных детей, до пожирания трупов своих соседей и ближних! Только будущая история и наука оценят во всей полноте всю изуверскую деятельность этой «спасительницы народов» — РКП.

AlekseiGaninГАНИН, Алексей Алексеевич (28.07.1893, деревня Коншино, Кадниковский уезд, Вологодская губерния — 30.03.1925, Москва) — русский поэт и прозаик, родился в семье крестьянина. Первые свои стихи Ганин опубликовал в вологодской газете «Эхо» (1913). В 1914 году поэт пошёл в армию и получил назначение в Николаевский военный госпиталь в Петербурге. В 1916 году он познакомился с Сергеем Есениным, они стали близкими друзьями. В 1917 году Ганин, вместе с Николаем Клюевым, Сергеем Есениным и Орешиным, публиковался в альманахе левоэсеровской ориентации «Скифы». В 1920 году публикуется в имажинистском сборнике «Конница бурь». В 1920-1921 годах издаёт в Вологде миниатюрным изданием поэму «Звёздный корабль». В 1923 году Ганин переехал в Москву. У него практически никогда не было денег, тем не менее ему удалось выпустить одиннадцать сборников, изготовленных литографическим способом. В 1924 году в Москве вышла его последняя книга «Былинное поле». В первые годы после революции Ганин создал ряд антибольшевистских произведений: «России» (1918), поэмы «Сарай» (1917), «Былинное поле» (1917-1923), роман-притчу «Завтра» (1923).  Осенью 1924 года Алексея Ганина арестовали по обвинению в принадлежности к «Ордену русских фашистов». Был расстрелян в подвалах Лубянки после жестоких пыток, которыми руководил начальник седьмого отдела СО ОГПУ Абрам Славотинский. Прах Ганина погребён на территории Яузской больницы

modal_quad ×

Примечание

  • [1] Отрывок из стихотворения Пимена Карпова «В застенке Памяти А. Г.», написанного на смерть Алексея Ганина
  • [2] По «делу русских фашистов», кроме Ганина, были арестованы ещё тринадцать человек: Пётр Чекрыгин, 23 лет, поэт // Николай Чекрыгин, 22 лет, поэт // Виктор Дворяшин, 27 лет, поэт и художник // Владимир Галанов, 29 лет, поэт // Григорий Никитин, 30 лет, поэт // Александр Кудрявцев, 39 лет, наборщик // Александрович-Потеряхин, 32 лет, литератор // Михаил Кротков, 44 лет, юрист // Сергей Селиванович Головин, 58 лет, врач // Борис Глубоковский, 30 лет, артист, литератор, режиссёр // Иван Колобов, 37 лет // Тимофей Сахно, 31 года, врач // Евгений Заугольников, 22 лет. (Полковник милиции Хлысталов писал, что «не попали в этот «союз злодеев» Иван Приблудный, Николай Клюев, Пётр Орешин, Сергей Клычков и другие «крестьянские поэты» только потому, что их, как и Есенина, не оказалось в Москве. Кто подсказал Есенину срочно уехать в Баку, пока остается тайной)
  • [3] Имеется в виду следующая история: как было изложено в газете «Рабочая Москва», в статье «Что у трезвого „попутчика“ на уме…» (номер от 22.11.1923): «Во вторник (20.11.1923) вечером под председательством В. Брюсова состоялось торжественное заседание, посвящённое пятилетию Всероссийского союза поэтов. После официальной части в клубе союза состоялась вечеринка. Почему на этой вечеринке не были поэты: П. Орешин, С. Есенин, С. Клычков и Ганин? Это ясно из нижеследующего. Около 10 часов вечера Демьяну Бедному на квартиру позвонил по телефону Есенин и стал просить заступничества. Дело оказалось в том, что четыре вышеназванных поэта находились в 47-м отделении милиции. На вопрос Демьяна Бедного, почему же они не на своём юбилее, Есенин стал объяснять: — Понимаете, дорогие товарищи, по случаю праздника своего мы тут зашли в пивнушку. Ну, конечно, выпили. Стали говорить о жидах. Вы же понимаете, дорогой товарищ, куда ни кинь — везде жиды. И в литературе все жиды. А тут подошёл какой-то тип и привязался. Вызвали милиционеров, и вот мы попали в милицию. Демьян Бедный сказал: — Да, дело нехорошее! На что Есенин ответил: — Какое уж тут хорошее, когда один жид четырёх русских ведёт. Прервав на этом разговор с Есениным, тов. Демьян Бедный дежурному комиссару по милиции и лицу, записавшему вышеназванных «русских людей», заявил: — Я таким прохвостам не заступник. Как нам стало известно, вышеозначенные юбиляры, переночевав ночь в милиции, были препровождены затем в ГПУ для допроса. Делу будет дан судебный ход. Так кончился пир бедою. А мы получили удовольствие узнать подлинные мысли четырёх «попутчиков», ибо, что у трезвого «попутчика» на уме, то у пьяных Есениных и Орешиных на языке. Нашим читателям рабочим и особливо пролетарским поэтам надлежит отсюда сделать соответствующие выводы, а редакциям, страницы коих украшаются великолепными произведениями вышеназванных юбиляров, мы подсказывать, что им делать, не будем: они, надеемся, сами решат этот вопрос». Два дня спустя по четырём поэтам ударило еще одно издание — «Рабочая газета». Там появилась статья Л. Сосновского «Испорченный праздник», где со всеми подробностями был описан дебош в пивной, устроенный Есениным и его приятелями. Понимая, что кампания против них набирает обороты, поэты бросились защищаться. Тридцатого ноября их открытое письмо появилось в «Правде». Разгорелся скандал со всевозможными разбирательствами и «товарищескими судами», и, наконец, шестнадцатого декабря «Правда» поставила точку. Газета сообщила, что товарищеский суд вынес вердикт, из которого следовало, что «поведение четырёх поэтов носило характер антиобщественного дебоша, что в милиции и на улице поэты позволили себе выходки антисемитского характера. За что поэтам было объявлено общественное порицание»
  • [4] Источник: Елена Семёнова,  «Алексей Ганин. Поэт-великомученик»
  • [5] Там же
  • [6] Полностью «тезисы» Алексея Ганина можно прочитать тут
artpolitinfo_quad

узники совести Руси-России

1 Комментарий

  1. Голованова Эльза Сергеевна:

    Мне не понятно, зачем Ганин бедный крестьянский поэт выдвигал такие требования:
    1.Восстановить в России права и титулы дворян
    2. возвратить владельцам все конфискованные движимые и недвижимые собственности, как-то земли,фабрики, заводы и т. д.
    3Разрешить возвращение эмигрантов.
    Ганин выражал недовольство антикрестьянской политикой Советской власти того времени, разрушению деревни, милой его сердцу. Почитайте его стихи. А крестьяне были рады получить земли помещиков. Что касается идеи Великого земского собора, так об этом написано в уставе эмигрантской организации “Россия молодая”. Кто-то подсунул Ганину Эти бумаги. А еще, Ганин в 1918 году добровольно вступил в Красную Армию и служил в госпиталях на Северной Двине, где шла война с интервенцией. Он защищал там Советскую власть. Националистом он был, но не фашистом

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *