АвторАлександр Головин

Такие прирождённые декораторы, как Головин, автор «Жар-птицы»,— не только художники, но и поэты. В удивительной «Жар-птице», пойманной в гигантские складки многоцветного кашемирового платка, мы унеслись, словно на ковре персидской сказки, в прекраснейший край грез… Жан Водуайе, поэт
О балете «Жар-птица»

Балет в одном действии.
Автор балета: Игорь Федорович Стравинский,
Автор либретто и балетмейстер: Михаил Фокин.
Оформление (декорации и костюмы): Александр Головин и Леон Бакст (костюмы Жар-птицы и Царевны)
Первое представление: Париж, «Гранд-Опера», 25 июня 1910 года.

Т. Карсавина в роли Жар-птицы и М. Фокин в роли Царевича, 1910

Балет «Жар-птица» была написана по мотивам русских народных сказок о волшебной птице, которая является одновременно и благословением, и проклятием для человека, завладевшего ей. Как вспоминал Михаил Фокин:

Не хватало балета из русской жизни или на тему русской сказки. Мы (Дягилев, группа художников и я) стали искать сюжеты. Лучшие литературные обработки русской сказки были уже использованы для сцены (главным образом Римским-Корсаковым в его операх). Все образы народной фантазии уже пошли на сцену. Только образ Жар-птицы остался ещё неиспользованным, а между тем Жар-птица — самое фантастическое создание народной сказки и вместе с тем наиболее подходящее для танцевального воплощения. Но нет такой сказки о Жар-птице, которая бы целиком подошла к балету. Я взялся соединять различные народные сказки и сочинил по ним балетное либретто…

Дягилев первоначально для написания музыки обратился к композитору Анатолию Лядову. Однако тот работал слишком медленно. Мысль заказать «Жар-птицу» Стравинскому пришла Дягилеву на концерте, где исполнялся «Фейерверк» — одно из первых сочинений молодого композитора. «У публики «Фейерверк» не имел успеха. «Но и Дягилева и меня захватила эта музыка, — писал Фокин. — Там было как раз то, чего я ждал для «Жар-птицы». Музыка эта горит, пылает, бросает искрами. Это то, что мне надо было для огневого образа в балете». Стравинский принял предложение и увлечённо принялся за работу в тесном контакте с Фокиным. Дягилев с труппой находился в это время в Петербурге, и композитор частями сдавал ему музыку, на которую Фокин тут же ставил танцы. По словам Добровольской: в хореографии Фокиным «были применены три различных ряда выразительных средств. Жар-птица танцевала на пуантах, в ее танце изобиловали прыжки, создававшие впечатление полетности. В основе партии Жар-птицы лежал классический танец, но он был использован ограниченно, в соответствии с задачами образа. Царевны танцевали босыми. Тем самым пластика фантастической Жар-птицы противопоставлялась пластике царевен: они рисовались обыкновенными, хотя и опоэтизированными девушками, земными, но возвышенными. Персонажи Поганого царства были решены средствами гротеска… Пластика персонажей Поганого царства противопоставлялась и поэтичности царевен, и искрящейся в танце Жар-птице».
Когда балет был закончен, труппа отправилась в Париж, представить свою работу в рамках Русских сезонов. На премьере присутствовали: Марсель Пруст, Жан Жироду, Пьер Клодель, Морис Равель, Клод Дебюсси, Флоран Шмитт, Мануэль де Фалья.

Успех был невероятный. Балет был признан «чудом восхитительного равновесия между движениями , звуками и формами», «началом новой эпохи в муэыке и хореографии балетного театра». Оформление Александра Головина привело в восхищение зрителей.

А. Головин

Александр Головин, Автопортрет. 1912

Художественный критик Генри Геон писал в одной из статей:

«Жар-птица» — плод интимного сотрудничества хореографа, композитора и художника (Фокина, Стравинского и Головина) — представляет собою чудо восхитительного равновесия между движениями, звуками и формами. Отливающая темно-золотистым цветом декорация заднего плана как будто сделана тем же способом, как и полная оттенков ткань оркестра. В оркестре поистине слышны голоса волшебника и беснующихся ведьм и гномов. Когда пролетает Птица, кажется, что ее несет музыка. Стравинский, Фокин, Головин — я вижу в них одного автора.
Однако какое все это русское, то, что создают русские, и какое все это в то же время — французское! Какое чувство меры и фантазии, какая серьезная простота, какой вкус! Это Восток Бёрдслея и французских импрессионистов. Головин и Бакст восстанавливают его перед нами после Уильяра и Уальта…

К сожалению, эта первая версия работы Александра Головина к «Жар-Птице» почти целиком пропала во время Первой мировой войны, но была, с некоторыми изменениями, воссоздана им в период с 1917 по 1921 годы. В 1921 году в Петрограде, в Государственном театре оперы и балета «Жар-Птицу» в оформление Головина поставил Фёдор Лопухин. Как пишет Ирина Шумова в статье «Головин и Дягелев: За и против»:

Эскизы костюмов, исполненные Головиным в 1921 году, разительно отличаются от его первой версии оформления балета. Стилистику романтического сказочного модерна мамонтовского кружка, в традициях которого были выдержаны костюмы Головина к дягилевской премьере «Жар-птицы», сменяет острый гротеск очень ремизовского по своей сути толкования фольклорных образов. Жёсткие, угловатые проволочные контуры, колючая штриховка, моделирующая форму, придают эскизам Головина какую-то особую, пугающую красоту, созвучную образам и самой поэтике ремизовских сказок…

Основной комплект эскизов к «Жар-птице» в 1920-е годы был продан советским правительством Б. Л. Килгуру (США), материалы считались утраченными, и лишь в 2000 году комплект костюмов (20 единиц) появился на аукционе.

Александр Головин | Эскизы костюмов к балету И. Ф. Стравинского «Жар-птица»

Очень интересно то, что при редчайшей гармоничности всех частей его эскизов костюмов в них совершенно отсутствует внешняя красивость. Почти все лица некрасивы, ко многим он подошёл с тонкой иронией. Его толпа — это не статисты или кордебалет. Каждому из бессловесных участников может быть предпослана полная биография при одном рассмотрении эскиза костюма. Пусть в театре с этим мало считаются, пусть гримируются все хорошенькими, смазливыми, но в этом ошибка театра, его непонимание, а не Головина, давшего целую галерею интереснейших характеров и типов… Иван Гремиславский, театральный художник
А. Головин, эскизы костюмов к "Жар-Птице"

Эскизы костюмов “Рыцарь-день” и “Рыцарь-ночь” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

 

А. Головин, эскизы костюмов к "Жар-Птице"

Эскизы костюмов “Царевна-Ненаглядная Краса” и “Иван-Царевич” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

А. Головин, эскизы костюмов к "Жар-птице"

Эскизы костюмов “Кащей” и “Жена Кащея” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

А. Головин, эскизы костюмов к "Жар-Птице"

Эскизы костюмов “Жёны Кащея” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

Балет для художественного направления «Мир искусства» всегда был импульсом для творчества. Искания художников, входящих в эту группу: А. Бенуа, Л. Бакста, Б. Анисфельда, А. Головина, Н. Рериха и др. отличаются широтой и разноплановостью и являются одной из наиболее характерных примет тех лет. Оформление балета у них стало, как ни парадоксально, «балетизацией» графики и живописи. эскизы костюмов у них всегда живее и подвижнее, чем те, что мы видели раньше. Художники будят в костюме актера, импровизатора, заставляют костюм жить и играть «изнутри». Минуты творчества для них на бумаге есть уже как на сцене минуты актерского вдохновения. Костюм летит и танцует в пространстве сцены вместе с артистом, становится одним из действующих лиц. Он переживает те же чувства, что и герои. Он не просто фиксирует их состояние, но сам находится в этом состоянии. Одновременно с постижением существа образа, его внутреннего мира, «мирискусники» искали внешний рисунок роли. Они всегда придавали большое значение интонации жеста и мимике, справедливо считая, что только органичным соединением физического действия и рисунка позы можно передать содержание образа. Все же акцент на изобразительную, пластическую сторону костюма стал яркой отличительной чертой их сценографии. Именно поэтому эскизы костюмов Л. Бакста, А. Бенуа, С. Судейкина, А. Головина с их рафинированной утонченностью, «русалочьей» эстетикой очертаний, линеарностью живописи были так созвучны самому балету рубежа веков, стремящемуся к раскрепощенности движений и стилизации поз. И не только музыка линий, ритмов и узоров костюма созвучны балету, но сам балет близок эстетическому сознанию художников «Мира искусства», которое живет величайшей страстностью, нередко переходящей в стихийную чувственность… Татьяна Портнова, искусствовед
А. Головин, эскизы костюмов к "Жар-Птице"

Эскизы костюмов “Жёны Кащея” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

А. Головин, эскизы костюмов к "Жар-Птице"

Эскизы костюмов “Слуга Кащея” и “Стражник Кащея” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

А. Головин, эскизы костюмов к "Жар-Птице"

Эскизы костюмов “Оборотни” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

А. Головин, эскизы костюмов к "Жар-Птице"

Эскизы костюмов “Кикимора” и “Воин” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

Сценический костюм Головин считал существеннейшим элементом театрального действия, который, естественно, нельзя в цветовом отношении отрывать от декорации. Вместе с тем, желая помочь актёру воплотить на сцене действующее лицо, Головин умел индивидуализировать каждый костюм, учитывая и замысел режиссёра, и выгоду актёров, и физические свойства каждого из них. В целом костюмы, по убеждению Головина, необходимо подчинять общей цветовой гамме, они должны создавать «музыку цвета», созвучную музыкальному и драматургическому замыслу. Кроме того, он полагал, что костюмы ни в коем случае не должпы воспроизводить образцы, найденные в увражах: художник обязан творчески перерабатывать изобразительные материалы… Борис Альмединген, театральный художник
А. Головин, эскизы к костюмам "Жар-Птица"

Эскизы костюмов “Царевны,пленённые Кащеем” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

А. Головин, эскизы костюмов к "Жар-Птице"

Эскизы костюмов “Царевны,пленённые Кащеем” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

А. Головин, эскизы костюмов к "Жар-Птице"

Эскизы костюмов “Царевны,пленённые Кащеем” А. Головина к балету И. Ф. Стравинского “Жар-Птица”

ГОЛОВИН, Александр Яковлевич Голови́н (01.03.1863, Москва — 17.04.1930, Детское Село (Пушкин)) — русский художник, сценограф, декоратор. Среднее образование получал в Поливановской гимназии. В 1882-1889 годах обучался в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, сначала на архитектурном отделении (3 года), потом на живописном, в классах И. М. Прянишникова, В. Е. Маковского и В. Д. Поленова. 1889 год — посещал Академию Коларосси и школу-студию Витти (1897) в Париже. В 1890-е годы участвовал в деятельности абрамцевского кружка, где работал с майоликой и деревом. До 1901 года жил в Москве, затем в Петербурге и Царском (Детском) Селе. По приглашению Управляющего Московской конторой Императорских театров Теляковского В. А. c 1900 года стал писать декорации к спектаклям Императорских театров, сначала в Москве, затем в Петербурге. Активный член объединения «Мир искусства», дизайнер интерьеров, мебели, совместно с К. А. Коровиным (они были дружны), принимал участие в оформлении российского павильона на Всемирной выставке в Париже 1900 года и гостиницы «Метрополь» в Москве (майоликовый фриз) в 1900-03 годах. С 1912 года — действительный член Академии художеств. Работал также и для «Русских сезонов» С. П. Дягилева в Париже (опера «Борис Годунов» М. П. Мусоргского, 1908, балет «Жар-птица», И. Ф. Стравинского, 1910). После Октябрьского переворота, как художник участвовал в ряде театральных постановок в Москве и Петербурге. Похоронен на Новодевичьем кладбище (Санкт-Петербург)

modal_quad ×

Примечание

  • Публикация подготовлена редакцией сайта «АртПолитИнфо» // при составлении публикации были использованы материалы: Александр Головин «Встречи и впечатления: воспоминания художника»; Ирина Шуманова «Головин и Дягилев. За и против»; Марина Зимогляд «Три балета Стравинского» и другие открытые источники
artpolitinfo_quad

графика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *