АвторРедакция сайта

Приключения русского авангарда в Генте
 коллекция "русского авангарда" Игоря Топоровского

Вид экспозиции в Музее изящных искусств Гента. Фото: предоставлены Константином Акиншей

Группа европейских искусствоведов, кураторов, арт-дилеров и коллекционеров выступила с открытым письмом по поводу представленной в Музее изящных искусств бельгийского Гента (MSK) экспозиции ранее неизвестных работ русских художников — Василия Кандинского, Казимира Малевича, Наталии Гончаровой, Любови Поповой, Павла Филонова, Александра Родченко и других звёзд русского авангарда, которая открылась 20 октября 2017 года.

из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Михаилу Ларионову. Фото: предоставлены Константином Акиншей

Авторы письма называют выставленные в Генте работы «вызывающими много вопросов» и адресуют их директору MSK Катрин де Зегер.

Ответы на некоторые из них владелец коллекции Игорь Топоровский, бельгийский бизнесмен, а прежде российский политический деятель, предвосхитил в своих интервью бельгийской прессе. Однако версии о происхождении работ из семьи Наума Габо, коллекции Эрмитажа и окружения Георгия Костаки источники Art Newspaper считают «полной ерундой».

Впервые информация об открытии экспозиции в музее Гента появилась в бельгийской газете La Libre за неделю до события, 13 октября 2017 года. Статья называлась «Очень удивительная коллекция искусства русского авангарда Игоря Топоровского», и её автор Ги Дюпла пересказывал то, что услышал от Игоря Топоровского и директора MSK Катрин де Зегер. В частности, она рассказала La Libre, что планирует в конце 2018 года организовать в Генте грандиозную выставку русского авангарда из собрания Топоровских и крупнейших европейских музеев.  Как сообщает автор статьи в La Libre:

По её словам, это будет попытка переписать историю русского авангарда…

Кроме того, семья Топоровских собирается не только представить публике экспозиции в MSK, но и открыть в конце 2020 года в особняке Дилегем (Dieleghem) в Жете, под Брюсселем, центр по изучению русского авангарда. В особняке площадью 1200 кв. м, выкупленном у муниципалитета, планируется представить сотни ранее неизвестных работ русских художников-авангардистов. Все эти работы собраны семьей Топоровских, владеет ими Фонд Дилегема (Dieleghem Foundation), основанный и возглавляемый Игорем Топоровским.

из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Павлу Филонову. Фото: предоставлены Константином Акиншей

Игорь Топоровский рассказал бельгийским журналистам, что он изучал историю искусств в Московском государственном университете. Когда в СССР началась перестройка, он стал одним из молодых советников Горбачева. По его словам, эту деятельность он продолжил и при Ельцине, а потом стал «тайным дипломатом» — часто ездил в штаб-квартиру Европейского союза и НАТО в Брюсселе. Но, как признавался господин Топоровский в интервью бельгийским журналистам, приход Путина поставил его по другую сторону режима, и по этой причине в 2006 году Игорь Топоровский с семьей и коллекцией переехал в Брюссель.

Как удалось установить корреспонденту TANR, господин Топоровский, 1966 года рождения, действительно учился в МГУ на историческом факультете. Тема его диплома была культурологической — якобинские праздники, а диссертация, которую он защитил в 1992-м, называлась «Многостороннее культурное сотрудничество в Европе в 1970–80-е годы».

Стал ли в начале перестройки Игорь Топоровский, которому тогда было 20–25 лет, советником Михаила Горбачева, каковым он представляется? По словам Павла Палажченко, сейчас отвечающего в Фонде Горбачева за связь с прессой, советник по имени Игорь Топоровский с ними не работал.

В 1995 году Игорь Топоровский баллотировался в Государственную Думу по Пушкинскому одномандатному избирательному округу Московской области. Выборы он проиграл. А осенью 1999 года его исключили из партии «Яблоко», корреспондент TANR получил от пресс-секретаря партии копии протоколов заседания, на котором Топоровского по инициативе Вячеслава Игрунова, одного из основателей партии, отчисляют — он вовремя не представил нужные документы.

из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Наталье Гончаровой. Фото: предоставлены Константином Акиншей

В избирательных документах есть запись о месте его работы — тогда, в середине 1990-х годов, он называл себя «директором Института внешней политики и международных отношений». Однако из регистрационных документов организации выяснилось, что это не академическое учреждение, а НПО, исключенное из государственного реестра РФ в 2013 году по причине «отсутствия деятельности».

Коллекция по наследству и по знакомству

У коллекции Топоровского, согласно рассказанной им журналистам версии, несколько основных источников. Во-первых, семейные: он утверждает, что его жена Ольга (в девичестве Певзнер) — дальняя родственница семьи Антона Певзнера и Наума Габо. Которые, по словам Топоровского, собирали произведения русского авангарда и оставили обе коллекции в семье, в России, когда им пришлось покинуть родину. Второй «семейный» источник — коллекция Георгия Костаки, близким другом и сотрудником которого, по словам Топоровского, был отец его жены.

из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Алексею Явленскому. Фото: предоставлены Константином Акиншей

Дочь Наума Габо, Нина Уильямс, передала корреспонденту TANR следующее заявление:

Госпожа Уильямс, дочь Наума Габо, непреклонна в том, что она никогда не слышала об Ольге Топоровской, как и в том, что Наум Габо не оставил в России коллекцию русского авангардного искусства…

Дочь Георгия Костаки, Алики Костаки, тоже заявила в телефонном разговоре, что никакой Ольги Топоровской она не знает и ни о каком сотрудничестве их отцов никогда не слышала.

Ещё один источник происхождения коллекции Топоровского — некая коллекция русского авангарда, принадлежавшая то ли Эрмитажу, то ли его директору в 1934–1951 годах Иосифу Орбели. Корреспонденту La Libre Игорь Топоровский сообщил, что обнаружил в Одессе коллекцию работ Александры Экстер и другие произведения из коллекции Орбели. Эти работы, по версии Топоровского, директор Эрмитажа пытался спасти от уничтожения, спрятав их в Армении.

«Первый раз такое слышу!», — удивилась в разговоре с корреспондентом TANR Марина Бунатян, директор музея Орбели в Цахкадзоре:

Я 38 лет работаю в этом музее, мы с мужем его создали. Всех родственников Орбели я знаю, много раз разговаривала со всеми, но такой истории не слышала ни разу…

Татьяна Георгиевна Орбели, вдова сына Иосифа Орбели, Дмитрия Иосифовича, также ответила на наш вопрос: «Эта история абсурдна с начала до конца, — сказала она. — Иосиф Абгарович никуда не увозил из Эрмитажа никакую коллекцию! Да, крупные музеи, в том числе Эрмитаж, Русский музей, московские музеи, передавали отдельные экспонаты во вновь организованные музеи в союзных республиках. Но это было согласовано на государственном уровне, это не была инициатива сотрудников музеев. Если говорить о самом Иосифе Абгаровиче — у него никогда не было частной коллекции. У него не было ничего! Он постоянно менял жён, оставляя им все, у него не было жилья, иногда он даже спал в собственном кабинете на столе, потому что там не было даже дивана».

из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Любови Поповой. Фото: предоставлены Константином Акиншей

Конечно, судьба работ художников русского авангарда в советских музеях была горькой — их не показывали зрителям, десятилетиями работы прятали по самым дальним фондам.

Как рассказал корреспонденту TANR Андрей Сарабьянов, российский искусствовед, эксперт по русскому авангарду:

Сотрудники разных музеев рассказывали мне, что в 1930–50-е годы в музеи из Москвы иногда приходили телефонограммы с требованием уничтожить “формализм”. Музейщики делали всё, чтобы спасти картины, — прятали их подальше, рассовывали по самым потайным местам. Но представить, чтобы какие-то работы вынесли, вывезли из музея, — это может придумать либо безумец, либо мошенник, либо человек, не представляющий себе жизни в СССР, ведь за такие действия руководство музея сразу было бы арестовано. Мне приходилось слышать историю с мифической “коллекцией Орбели” — это полная ерунда…

из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Василию Кандинскому. Фото: предоставлены Константином Акиншей

Ещё одним источником пополнения собрания Игоря Топоровского стали, по его словам, его собственные покупки. Он рассказал La Libre, что в начале 1990-х годов, «после падения советской империи», многие из этих работ вышли из подвалов, их выставили на продажу по низким ценам. Якобы тогда он и скупал картины.

По разным источникам, в коллекции Игоря Топоровского то ли более 300, то ли более 500 работ художников русского авангарда. Но, по словам Константина Акинши, известного историка искусства и куратора, его друзьям и коллегам пока не удалось обнаружить в России следы мощной собирательской деятельности Игоря Топоровского.

из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Казимиру Малевичу. Фото: предоставлены Константином Акиншей

Зато следы некоторых продаж с его участием обнаружились в знаменитом деле антикваров Преображенских: чета Преображенских продавала поддельные картины (в основном под художника-передвижника Александра Киселева), дело против них началось в 2004 году, в 2008-м был вынесен приговор — искусствовед Татьяна Преображенская получила девять лет лишения свободы, её муж, преподаватель Общевойсковой академии, — восемь с половиной.

В этом деле есть собственноручная расписка Игоря Топоровского в получении от Преображенских почти $3 млн за две картины, которые антиквары получили от него для продажи. Как рассказал адвокат Никита Семенов, работавший как следователь по делу Преображенских:

Следствием было установлено, что Преображенские взяли у Топоровского две работы, Кандинского и Малевича, на экспертизу, продали их потом клиенту, рассчитались с Топоровским, а разницу оставили себе. По этому факту мы допросили Топоровского, в деле есть протокол допроса и его расписка в получении почти $3 млн. Топоровский на допросе показал, что картины происходят из семьи Орбели через некоего Камо Манукяна…

из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Владимиру Татлину. Фото: предоставлены Константином Акиншей

Как рассказал Никита Семенов, покупателем этих картин стал крупный олигарх, который отказался общаться со следствием, отказался передать купленные картины на экспертизу, заявив в телефонном разговоре, что «с его картинами полный порядок». «Без самих предметов мы не можем сказать, что были проданы подделки, — объясняет Семенов. — Хотя сомнения в их подлинности остаются, поскольку Преображенские торговали фальшивками».

Наша газета обратилась к MSK с просьбой сообщить, кто из экспертов давал положительные заключения по картинам Малевича, Кандинского, Экстер и других. И получила короткий ответ: все бумаги в порядке. По поручению музея нам ответила Ольга Топоровская, которая сообщила нам имена всех членов Фонда Дилегема (Dieleghem Foundation), членов попечительского совета, дала ссылки на публикации о коллекции и будущем центре изучения русского авангарда и предложила приехать в Гент, чтобы ознакомиться с архивом фонда. Однако Ольга Топоровская не ответила на два важных вопроса: кто делал экспертные заключения по коллекции и каким образом такое большое собрание пересекло государственную границу РФ?

из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Александре Экстер. Фото: предоставлены Константином Акиншей

Но больше всего вопросов, конечно, к директору MSK Катрин де Зегер.

Открытое письмо экспертов по поводу выставки «Русский модернизм» в Музее изящных искусств в Генте
из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Александру Родченко. Фото: предоставлены Константином Акиншей

Двадцатого октября 2017 года Музей изящных искусств в Генте (MSK Gent) открыл для публики новую выставку из своей постоянной коллекции. Однако среди выставленных предметов искусства есть 24 не принадлежащих музею экспонатов — полотна, атрибутированные кисти Казимира Малевича, Василия Кандинского, Владимира Татлина, Лазаря Лисицкого, Алексея Явленского, Наталии Гончаровой, Михаила Ларионова и других художников русского авангарда.

Веб-сайт музея не дает никакой информации о том, каким образом институция смогла собрать эту выставку. Согласно бельгийской прессе, предметы искусства, о которых идет речь, были взяты в долгосрочную аренду у Фонда Дилегема (Dieleghem Foundation), основанного брюссельским коллекционером Игорем Топоровским.

Все выставленные работы могут быть описаны как вызывающие множество вопросов. У них нет выставочной истории, они никогда не были упомянуты в серьезных научных публикациях, и нельзя проследить историю их покупок. Выставленные полотна Кандинского и Явленского не включены в каталоги-резоне — международно признанные источники данных о работах этих художников. Некоторые предметы, например, сундук и прялка, якобы расписанные Казимиром Малевичем, не имеют известных аналогов, и нет никаких исторических данных или даже упоминаний о том, что художник имел отношение к росписи подобных вещей. Практически каждый экспонат вызывает вопросы. Музей не опубликовал каталог и не предоставил никакой информации о провенансе или истории выставок полотен, кроме имени их владельцев.

Эти 24 экспонатов поднимают и другие вопросы. Не лучше ли, до тех пор пока на них не будут даны ответы, убрать экспонаты и не вводить публику в заблуждение?

Согласно сообщению бельгийской газеты La Libre, директор гентского музея Катрин де Зегер планирует выставить еще больше работ из коллекции Фонда Дилегема в 2018 году вместе с предметами искусства, взятыми на время из европейских музеев. Согласно La Libre, госпожа де Зегер утверждает, что она намерена «переписать историю русского авангарда». Это смелое заявление, но возникает логичный вопрос: а каким образом она собирается это сделать?

Госпожа де Зегер — известный куратор выставок современного искусства. Она курировала Московскую биеннале современного искусства в 2013 году, но этот опыт не делает ее экспертом по русскому авангарду. Когда де Зегер стала директором гентского музея, она объявила, что ее задача — «создать открытый музей». К сожалению, открыла она вверенную ей институцию с показа весьма сомнительных работ.

Список подписавшихся опубликован по состоянию на 15.01, он может меняться.

Константин Акинша, доктор искусствоведения, куратор

Вивиан Барнетт, независимый исследователь

Джулиан Барран, арт-дилер

Джеймс Баттервик, арт-дилер

Айвор Брака, арт-дилер

Алекс Лахман, коллекционер

Д-р Наталья Мюррей, искусствовед, куратор

Ричард Нейджи, арт-дилер

Александра Шатских, доктор искусствоведения, куратор

Ингрид Хаттон, арт-дилер

Жак де ля Беродьер, арт-дилер

из коллекции "русского авангарда" Игоря Топоровского

Атрибутировано Эль Лисицкому. Фото: предоставлены Константином Акиншей

modal_quad ×

Примечание

artpolitinfo_quad

живопись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *