АвторИгорь Гаркавенко

Игорь Гаркавенко о том, что «для того, чтобы русский народ мог “говорить по-украински”, Украинская Национальная Революция, должна найти в себе силу — “говорить по-русски”»

Этот мир оставил далеко позади эпоху противостояния монархий, границы интересов которых иногда равнялись границам континентов. Ещё быстрее он оставил период наднациональных образований, основанных на базисе классовой борьбы и экономической идентичности, часто идеально покрывающих своими границами границы предыдущих монархий. И сегодня мы наблюдаем смехотворную попытку склеить материк Европа «универсальными ценностями» «бессмертными принципами», прочность которых сейчас равняется прочности несущей их на себе бумаги, двухсотлетняя история которых, есть история бесконечных ошибок и катастроф.

дети играют в войну

Выход “национальной молодости из плена имперской казённой старости” // фото со страницы И. Гаркавенко ВКонтакте

Всё развеялось как мираж, и осталось только то, что не развеется никогда, — этносы, народы, нации, расы и культуры.
Если вы слышите: «права человека», вы должны знать, это не статичный, постоянный факт, феномен, императив, — это процесс, функция, тенденция, техническое прикрытие — ассимиляции Европы Азией и Африкой, что не остановится до тех пор, пока от «Евро» не останется и следа.

Существование России было оправдано эпохой монархий. Оно было оправдано идеей диктатуры пролетариата и сверхмиссией мировой революции, но сегодня, оно не оправдано ничем. Директивных мер и бюрократического аппарата никогда не было достаточно для того, чтобы противостоять духу времени.
Будущее русского народа не Евразия, — это ловушка и фальшь; его будущее, — либо Европа, либо Азия.

В своём продолжительном противостоянии с Кремлём, русские националисты осуществили основательную инвентаризацию истории, вплотную приблизившись к имени, характеру и ценностям своего идеала.
Этот идеал — Русь; что окончательно сводит к одной опорной точке позицию нашей общей обороны и траекторию наступления.
Так как Русь, в своём истоке, могуществе, расцвете, была — Киевской.

Если «аксиома» классиков и вождей коммунистического интернационала, говорила о невозможности — «построения социализма в отдельно взятой стране», или, как более выразительно сказал один из них — «мы будем в нём все, или никто»; касательно Украины, можно сказать уверенно, что в ней, как в отдельно взятой стране — невозможен победивший национализм и достигшая своих целей национальная революция вообще.

Украина, всего лишь, волей или неволей, но воспринимает и разворачивает у себя то политическое содержание, которое задано извне, могущественными геополитическими соседями и их «политической модой». В Европе мода на либеральную демократию, и Украина в ней, как восточная её периферия; в России и Белоруссии мода на светскую диктатуру, и Украина имеет своим свойством также рядиться в неё, как западный её предел.

Украинский национализм, в его нынешнем формате, несмотря на локальные и актуальные перемены, но всё же возник во время европейской моды на национализм. Он был сформирован во время победившего интернационала европейских национализмов, одним из которых закономерно себя видел, как крайний форпост общей крепости, на границе с общей для всех большевистской опасностью. Но сегодня, Украина является не продолжением Европы националистической, но продолжением Европы либеральной, и следовательно, украинские национал-революционеры должны расставить точки; либо, — они должны будут серьёзно поверить в победу национализма в отдельно взятой стране, конкретно — в Украине, либо, для этой же, в том числе, цели, — они должны будут сами стать инициаторами и организаторами национал-революционного европейского интернационала. Третьего не дано. И решение первой задачи, на мой взгляд, возможно только при решении второй.

Конечно, может показаться, что направление для подобной инициативы открыто не только к Востоку, но и к Западу от нас.
Разве что на первый, невнимательный взгляд.
К востоку от нас, — неподвижность, но это неподвижность под прессом диктатуры. К западу от нас, – неподвижность, но это неподвижность в атмосфере либеральных свобод.
Если народ подаёт мало признаков жизни под давлением государственного террора и репрессий чужеродной власти, мы ещё ничего не можем сказать о возрасте и перспективах данного народа, но, если он неподвижен как растение, в разрежённой атмосфере либерального мира, с его экономическими и институциональными кризисами и непостоянством, — вряд ли, что-то ещё сможет лучше сказать о его старости. Либерализм, особенно в своей постмодернистской версии, есть последняя наркотическая инъекция, которая только и способна заставить старика танцевать, его шанс на последний и предсмертный мальчишник. И если он всё равно лежит, то его вряд ли поднимет даже революционная диктатура.

К востоку от нас неподвижность, но эта неподвижность потенциальна грандиозным взрывом. Потенциальна иным вектором истории. Интуиция подсказывает охарактеризовать нынешнее состояние Востока, как национальную молодость в плену у имперской казенной старости. В ближайшей исторической перспективе, там можно ожидать сильнейших преобразований и метаморфоз. И если они снова сложатся в опасную для нас конфигурацию, будет поздно признавать, что не следовало их предоставлять самим себе, что необходимо было найти среди всех потенциальных сторон конфликта наиболее лояльную и союзную Украине, другими словами — свою, чтобы всеми силами её поддержать.

Во время эпопеи нашего Майдана один известный российский философ сказал такие слова: «Пришло время говорить по-украински». Тем самым, он подчеркнул, что мы дали им хороший пример того, каким образом общество, народ, нация, культура, может победить аппарат полицейского государства.
Перефразируя его, можно сказать, — для того, чтобы русский народ мог «говорить по-украински» и действовать — проукраински, Украинская Национальная Революция, должна найти в себе силу — «говорить по-русски»; другими словами, должна — осуществить национальную революцию на экспорт.

Когда претензии украинской революции по отношению к России, звучат как: «отнимем Кубань, Ставропольский край или Курскую и Воронежскую область», по отношению к русскоязычному Крыму: «Крым будет украинским или обезлюдеет»; в таком случае, мы говорим с империей на языке империи, с государством на языке государства. Это дискурс субъектов одного порядка. И побеждает из них тот, кто сильнее и больше.
Но мы не империя, не государство, мы революция, и если мы хотим победить, мы должны найти асимметричный ответ. Революция бесконечно слабее империи физически, но гораздо сильнее по потенциалу своего смысла, по своей энергии, органичности, идеализму.
Революция, стремящаяся победить империю, принципиально говорит об освобождении, – людей, этносов, народов, культур…
Об освобождении, но не об аннексиях.

ГАРКАВЕНКО, Игорь Олегович (24.02.1974, Харьков) — философ и революционер, гражданин Украины, инициатор Русско-Украинского Национального Альянса, «РУНА». Один из идеологов украинского национализма. Автор экзистенциальных лекций: «Метафизика Национальной Революции», «Партизан как Последняя Фигура Мирового Духа» «Правый Октябрь» и других, которые он прочёл публично. В 1996-ом пытался попасть на чеченскую войну, вместе со своим будущим подельником по экстремизму. Такими неординарными действиями вызвал подозрения российской стороны в попытках уйти от криминальной ответственности на Украине. Было отказано. Позже он заявил, что, не попав на чужую войну, начал готовить её у себя дома. Работал над созданием Украинской народно-революционной армии (УНРА). Небольшая группа осуществила несколько терактов, против ряда тогда ещё враждебных организаций: УНА УНСО, РУХ, «Просвита», «Израильский информационный центр». После ареста — получил срок, 9 лет. Освободился в 2006-ом году. В разное время поддерживал определенные отношения с такими политическими силами русского спектра как — ННП, НБП, общество «Память», РНЕ. На данный момент занимается законной политической деятельностью на Украине. Взаимодействует, развивает дружеские отношения с организациями украинских националистов, способными выйти из узкого формата своей идеологии ХХ столетия и способными мыслить в обще славянском формате. Зимой 2014 стал одним из идейных вдохновителей революционного Майдана. А летом и осенью 2014 уже сражался в качестве добровольца в батальонах ОУН и «Азов»

modal_quad ×

Примечание

artpolitinfo_quad

блогеры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *