АвторЮрий Горский

На Михайлов день (21 ноября) в Паланге был первый снег: мелкий и колючий. Он падал ершистыми крупинками и тут же таял. Едва коснувшись пальто, снег превращался в капли.
В тот день Миграционный департамент Литвы продлил моё временное удостоверение личности ещё на три месяца, тем самым легализовав моё нахождение в Евросоюзе. Теперь уже до 10-го февраля 2018 года я могу по-прежнему, не покидая литовской земли, перемещаться — по городам и весям. Если, конечно, этого захочу. По истечении этого срока Миграционный департамент должен определить мой статус. Предоставить ли мне постоянный статус политического беженца или я могу довольствоваться лишь временным статусом. А это не одно и тоже — разница существенна и последствия нетождественны.

Ю. Горский на пирсе в Паланге

Юрий Горский на пирсе в Паланге, 21.11.17 // фотоархив “АртПолитИнфо”

Поясню. Постоянный статус политического беженца выдаётся на десять лет, и по окончании ты вправе претендовать на получение гражданства. Также этот статус даёт право свободного перемещение ни только по ЕС, но и по всем тем странам, с которыми у Литвы есть дипломатическая договорённость о невыдаче, в отличие от беженца со статусом временным, что действует только два года и требует каждый раз пролонгации.* То есть через два года ты заново должен доказывать властям Литвы, что в РФ тебя ждёт тюрьма за мыслепреступления**, если ты будешь вынужден вернуться в Россию.

Однако, дни ожидания политического убежища тают не так быстро, как первый палангский снег. Они — наоборот — собираются в большой ком дней, которых уже с 9-го июля накопилось ровно 150 суток, когда я, воспользовавшись отсутствием на ноге электронного браслета, смог уйти из-под домашнего ареста, назначенного мне Мещанским судом.

Из дома в Москве меня ждал только один выход — путь в тюрьму, в плен Эрэфии, который равен скотобойне Молоха, что пережёвывает своих граждан за политические помыслы, идущие вразрез с генеральной линией путинизма. Ведь оказаться в российской тюрьме по политическому приговору равносильно попаданию в плен. Поэтому, у кого есть воля волка, то при первой же возможности пусть он бежит из вражеского плена, как когда-то свой побег из сталинского ГУЛАГА осуществил легендарный Иван Солоневич.

А тот, кто послушен, подобно псу, и одержим исполнительностью собаки, то он, видимо, обречён хлебать тюремную баланду «перевоспитания» в виде добавления тюремного срока с фабрикацией дополнительных эпизодов, подходящих под УК РФ со статьями №280, №280.1, №282, №282.1 или того хуже — статьёй №205 с любой из вариации её частей, как теперь принято после мальцевской «революции» присуждать кому не попадя.

Запомни, если у тебя есть Укрытие, то изгнание полезнее плена. Лучше быть в международной ссылке и розыске, но на свободе. Чтобы там вести неотступную борьбу по своему возвращению, чем желать и чаять для себя освобождения из российских застенков. Только при отсутствии Укрытия — остаться пленником в тюрьме, наверное, не грех и не ошибка, но, возможно, что даже и честь, и уважение. Но, всё-таки, при наличии Укрытия идти целенаправленно в тюрьму и попадать в плен — есть наивысший вид глупости, который сродни самоубийству висельника.

Карфаген был разрушен, а путинизм будет уничтожен!
Для этого необходимо проявить волю волка, а послушность пса следует преодолевать в себе по мере сил с гарантией на стопроцентное преодоление. Следовательно, беги, если есть куда направить своё рвение. А если некуда, то, стало быть, время персональной Голгофы уже, как тень нависло над тобой. Тогда приготовься, поскольку за тобой скоро придут, чтобы исподтишка покарать. И не говори потом, что ты не рождён волком, а психология пса тебе оказалась ближе и что тебе твой родной дом, точно сахарная кость, которую ты не можешь выпустить из своей пасти, ибо слаб духом. Усвой — послушание оправдано только перед самим Господом Богом, но перед страхом плена оно раболепно. Непобедимость превыше победоносности. Главное действовать дальше и не сходить с дистанции.

А вопрос с моим политубежищем с тем или иным итогом всё же разрешится. Зимой в феврале, когда будет много снега, который уже не растает так скоропостижно, как он таял на Михайлов день. И время моего пребывания на чужбине будет исчисляться уже не 150-ю сутками. Их счёт увеличится ровно наполовину от того, что набежало сейчас. К тому же Эрэфия ещё на один шаг приблизится к политической пропасти. Её электорат в очередной раз наступив на кремлёвские грабли, проголосует за путинизм и тогда начнётся то, что в последствии назовут исторической неизбежностью великого перелома…

modal_quad ×

Примечание

  • * По крайней мере, такое устное пояснение предоставила сотрудница Миграционного департамента Литвы во время подачи документов о прошении политического убежища — (прим. автора)
  • ** Мыслепреступление (или, в другом русском переводе, преступмысль, англ. Thoughtcrime) — вид преступления, описанный в романе Джорджа Оруэлла «1984». Самое тяжкое преступление в тоталитарном государстве Океания. Под это понятие попадает любая неосторожная мысль члена ангсоца, любой неосторожный жест или слово. Неправильное, с точки зрения идеологии правящей партии, выражение лица также является разновидностью мыслепреступления — лицепреступлением. Борьбой с мыслепреступниками в Океании занималась специальная репрессивная организация — полиция мыслей, допросы обвиняемых проходили в Министерстве любви. Для обнаружения подозреваемых использовалась слежка, которую вели за гражданами агенты полиции мыслей и добровольцы (в том числе — ближайшие родственники мыслепреступников), а также специальное техническое устройство, установленное в доме каждого члена партии — телекран — (ВикипедиЯ)
artpolitinfo_quad

слово редактора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *