АвторАльберт Серра

Кратко о фильме «Смерть Людовика XIV»

Драма Альберта Серра о последних днях жизни Короля-Солнца, Людовика XIV. Прикованный к постели из-за развивающейся гангрены король медленно умирает — умирает погружённый в чёткий шёпот докторов и придворных, окружённый их лицами, каждое из которых гением автора фильма превращено в стилизацию каких-то старых полотен, где одновременно читается глухой драматизм Рембрандта и сладковатый бред Босха. Умирает под полуалхимическую пьесу, неосознанно разыгрываемую перед его ложем именитыми докторами и призванным, как «последняя надежда» шарлатаном. Умирает с достоинством, в полном соответствие с тем якобы «дурацким» церемониалом, в который он сам же, ещё с юности, превратил свою жизнь и жизнь своего двора. Умирает на сцене и под аплодисменты. И только уже в самом конце, когда тело Короля-Солнца торжественно вскрывают и пользуют в последний раз становится ясно — на сцене был не Людовик XIV, напротив он был зрителем, досматривавший спектакль своей великолепной жизни.

Смерть Людовика XIV

“Смерть Людовика XIV”, стоп-кадр // режиссёр Альберт Серра

Самое большое удивление вызывает тот факт, что по словам Серра фильм, что называется «не готовили», настолько обдуманным и совсем не из жанра «импровизаций» он кажется зрителю. Тем не менее:

Сначала Центр Помпиду попросил нас организовать перформанс, где Жан-Пьер в роли Людовика XIV в настоящем времени умирает перед посетителями музея, а мы занялись бы съёмками процесса. Там были стеклянная клетка, кровать и всё такое. Но затем — а это было пять лет назад — этот перформанс отменили, и мы о нём позабыли, а два года назад продюсер сказал: «Почему бы нам не снять фильм?». Но идеей всё же было живое выступление. Знаете, вроде жизни и смерти в настоящем времени. Поэтому фильм возник совершенно случайно. Мы сняли его за 15 дней, и он больше походил на перформанс. Конечно, он не был снят хронологически по практическим соображениям, но я в принципе стараюсь не снимать кино в хронологическом порядке. Думаю, дело в амбициозном духе этого представления. Если посмотреть на историю, как таковую, то она, даже не знаю, непрозрачная, ведь так?.. Альберт Серра, режиссёр

Фильм «Смерть Людовика XIV»* надо смотреть — смотреть внимательно, медленно, даже церемониально, то есть именно так как смотрел на уходящий от него земной непокой сам Король-Солнце, такой каким нарисовали его нам Альберт Серра и Жан-Пьер.

Смерть Людовика XIV

“Смерть Людовика XIV”, стоп-кадр // режиссёр Альберт Серра

Титры
Режиссер: Альберт Серра // Сценарий: Тьерри Лоунас, Альберт Серра // Продюсер: Тьерри Лоунас, Claire Bonnefoy, Жоаким Сапинью // Оператор: Jonathan Ricquebourg //В главных ролях: Жан-Пьер Лео, Патрик д’Асумсао, Марк Сузини, Бернард Белин, Irène Silvagni, Vicenç Altaió, Jacques Henric, Alain Lajoinie, Olivier Cadiot, Филипп Креспо

Альберт Серра | Прошлое можно прожить, как если бы мы жили в настоящем, без какой-либо информации о будущем

Нужно жить настоящим через прошлое Это красивая цитата и подходит к «Смерти Людовика XIV». Ведь ты начинаешь задаваться вопросами: какой была Тридцатилетняя война, что там происходило или, не знаю, какими были проблемы государства… всё это — простая информация или клише. Дело в том, что все эти нюансы возникают, когда ты снимаешь фильм. Ты говоришь: ладно, очевидно, что мы должны одеть актёра как Людовика XIV. Но каким Людовик XIV был на самом деле? Как настоящий Людовик XIV двигался? Как он смотрел на людей? Я не знаю. Всё это нужно создавать в процессе… Ведь я не имею об этом никакого представления. Так и возникла мысль о том, что прошлое можно прожить с таким же налётом загадочности, как если бы мы жили в настоящем, без какой-либо информации о будущем. Поэтому мы стали жить в прошлом, но, как мы знаем, будущее прошлого — это настоящее, так что мы можем им воспользоваться.

Альберт Серра

На съёмках фильма “Смерть Людовика XIV”

Но вернуться и попытаться прожить это прошлое в настоящем времени, со всей его невинностью и загадочностью жизни в настоящем… в этом и был весь смысл. И Жан-Пьер прекрасно показал всё это в фильме, потому что он поддерживал загадочность жизни. Неважно, что вы знаете о Людовике XIV, он и есть — настоящий Людовик XIV. Ведь у вас никогда не было движущегося образа Людовика XIV.

Он — единственно настоящий Людовик XIV, а не тот образ, что есть в наших головах. И этому поспособствовала, в том числе, моя методология использования трёх камер, а ведь у Жан-Пьера истинно глубокие отношения с камерой. С самого начала мы не говорили о сюжете фильма и даже о его персонаже. Мы не репетировали. Он только на съёмках узнал, что у нас будут три камеры, очень длинные планы, причём, снятые хаотично, поскольку эти камеры движутся независимо друг от друга во время съёмок.

Поэтому Жан-Пьер не мог выстроить отношения с камерой. Будучи актёром, это несложно сделать с одной камерой, ведь ты знаешь о её поведении и тогда хочешь что-то ей предложить. Учитывая весь свой актёрский опыт, у тебя может появиться желание отойти от того вида отношений, что был у вас раньше, чтобы выдать нечто конкретное. В таком случае очень легко докатиться до клише, до того, что ты уже знаешь.

К этому времени Жан-Пьер совершенно привык к съёмкам с одной камеры, а тут он внезапно обнаружил, что камер три. И он не знал, какая камера и в какой момент начнёт двигаться. У камер была свобода перемещения ради лучшей позиции, а с одной камерой такое невозможно из-за освещения. Поэтому обстановка очень тёмная, и порой я не давал никаких команд — в каком-то смысле, всё походило на спектакль. Ведь у него не было заранее заложенного смысла, который он бы мог использовать. Не было смысла, вокруг которого он мог бы что-то выстроить. Так что ему пришлось учитывать эти два нюанса: невозможность установить связь с камерой и невозможность дать что-то, дабы использовать интроспекцию.

Смерть Людовика XIV

“Смерть Людовика XIV”, стоп-кадр // режиссёр Альберт Серра

Тем не менее, связь с Людовиком XIV, как физическая, так и духовная, были в нём самом. Мне кажется, он был одержим этой ролью и сделал более интересными и неклишированными её вторичные элементы. Он создал жесты для каждой ситуации. Весь образ целиком был новым и даже не связанным с его актёрской персоной. Лишь раз или два я позволил ему внести в роль свою идею, но в целом, он жил и дышал прошлым, будучи в настоящем.

Олег Горяинов | Выясняется, что кино возможно в отсутствие действий и визуальных эффектов

В новом фильме Альберт Серра продолжает переосмысление опыта истории и статуса повествования в современном кино. Несколько лет назад он жёстко профанировал сюжет о Дон Кихоте («Рыцарская честь»), превратив легендарного «мечтателя в деятельного старца», бесстыдно надругавшись над литературным каноном и нарушив общепринятые стереотипы. В предпоследнем фильме Серра столкнул лицом к лицу графа Дракулу и Казанову («История моей смерти»), словно вторя повторяющимся из интервью в интервью словам: «Меня не интересует реальная жизнь». С легкостью хулигана, но с поступью эстета-интеллектуала испанский режиссёр переводит на язык кино, казалось бы, непереводимые практики: делает вновь актуальными исторические сюжеты, давно погребенные под тяжестью культурной традиции. Но даже в этой ретроспективе «Смерть Людовика XIV» — шаг амбициозный и вызывающий.

Изначально должен был состояться 15-дневный перформанс в Центре Помпиду с участием легенды французской «новой волны» Жан-Пьера Лео в роли монарха, но в силу бюрократических препятствий от проекта пришлось отказаться. И Серра предложил использовать выделенные деньги на съемки полного метра на ту же тему: последние дни Короля-Солнца.

Альберт Серра

На съёмках фильма “Смерть Людовика XIV”

Бюджет ограничил возможности съёмочной группы, но именно это препятствие и стало для будущего фильма определяющим. За исключением нескольких сцен в прологе действие двухчасового фильма не покидает просторов спальной комнаты монарха. Собственно, слово «действие» кажется слишком сильным, так как всё, что происходит в кадре, — лишь осторожная суета придворных перед умирающим королем.

Однако заурядные ритуалы приёма пищи, безуспешное приглашение врачей, эпизодическое появление знахаря-шарлатана, тяжёлые взгляды подданных — всё это меркнет и уступает на фоне фигуры Жан-Пьера Лео, облаченного в монарха. Его молчаливый взгляд в камеру, почти полная неподвижность — иначе говоря, всё то, что в отсутствие увлекательной истории и эффектного визуального ряда принципиально некинематографично, — внезапно оказывается тем элементом в конструкции фильма, который сражает зрителя наповал. Выясняется, что кино возможно в отсутствие действий и визуальных эффектов.

Своим фильмом Серра остро задевает сразу два нерва современности. Он обескураживает зрителя своим бесстыдным нежеланием развлекать, при этом держа зрителя в жесточайшем напряжении. То есть ставит такого зрителя перед лицом болезненного вопроса:

А что же тебя так увлекает в кино как аттракционе, если завороженность возможна такими скудными средствами?..

Помимо этого, он на далёком историческом материале делает видимой и материально осязаемой всю тщету символического величия (всякой) власти, её бренности и «человеческой, слишком человеческой» смертности. Кинокритик Сергей Дешин (вслед за своим зарубежным коллегой Дж. Дж. Хоберманом) определил парадоксальность метода Серра-режиссера — «авангардный консерватор наших дней».

Эта формула действительно удачно схватывает противоречивость формы и содержания, исполненного внимания к Лео-как-Монарху и совершенно безразличного к его актерской игре, точного в исторических деталях интерьера и равнодушного к увлекательной повествовательности и визуальной привлекательности. Этот фильм вообще сметает различия, проходящие по линии «авангардный/консервативный», предлагая зрителю новый тип опыта (в) кино, для которого критикам и теоретикам еще предстоит подобрать адекватные понятия.

СЕРРА, Альберт  (31.03.1975, Баньолас) — испанский (каталонский) кинорежиссёр и продюсер. В 18 лет переехал в Барселону. Изучал испанскую филологию и историю искусства. Номинант и лауреат ряда национальных и международных премий. По мнению кинокритика Владимира Лукина, со времен Дрейера и Брессона Альберт Серра — первый религиозный режиссёр. Фильмография: Креспия, фильм, а не деревня /Crespià, the film not the village (2003) // Честь рыцаря / Honor de cavalleria (вольная экранизация романа Дон-Кихот, премии Барселонского КФ лучшему новому режиссёру и за лучший фильм на каталанском языке, три премии Туринского МКФ молодого кино) (2006) // Россия / Rusia (короткометражный) (2006) // Птичья песня / El cant dels ocells (премия Гауди за лучшую режиссуру, Барселона) (2008) // Имена Христа / Els noms de Crist (2010) // История моей смерти / Història de la meva mort (главный приз международного кинофестиваля в Локарно) (2013) // Три портрета/ Els tres porquets (2013) // Смерть Людовика XIV / La mort de Louis XIV (2016)

modal_quad ×

Примечание

  • Публикация подготовлена редакцией сайта «АртПолитИнфо» // при составлении публикации были использованы следующие материалы: интервью Альберта Серра, Дастину Ченгу из Screen Anarchy (перевод Влада Лазарева); рецензию Олега Горяинова на фильм А. Серра «Смерть Людовика IV»,  опубликованную в «Свежей газете. Культуре», № 8 (116), 2017 и другие открытые источники
  • * Если у вас технические проблемы с просмотром  фильма на сайте, его можно посмотреть здесь
artpolitinfo_quad

синематограф

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *