АвторРедакция сайта

Олег Кудрин | Нужно иметь большую интеллектуальную смелость, чтобы в принципе представить другую Россию

На начальном этапе выстраивания парадигмы Российской (кон)федерации полезно не ограничивать свои взгляды, идеи и даже фантазии. Почему? Да потому что парадигма России как империи, как строго централизованного государства постордынской матрицы чрезвычайно сильна и устойчива. Такой взгляд на Россию плотно засел в головах, общественном сознании, социальных теориях, многочисленных книгах и монографиях. Порой он кажется просто неискоренимым. И нужно иметь большую интеллектуальную смелость, чтобы в принципе представить другую Россию, не централизованную; с регионами, обладающими реальной властью во многих сферах жизни. Поэтому лозунг Парижа-1968 «Будьте реалистами — требуйте невозможного!» в данной ситуации и на начальной стадии оказывается к месту.

контурная карта РФ

Контурная карта современной РФ, кто и как её “раскрасит” завтра?

Как можно примерно определить идеальные условия переучреждения России как (кон)федерации?

  • Демократические, неимперские убеждения большей частей российских регионов, учреждающих будущую (кон)федерацию.
  • Отсутствие существенных социально-экономико-политических конфликтов как между регионами, так и в каждом регионе по отдельности.
  • Отсутствие регионального эгоизма, сопровождающегося популизмом местных элит.

Понятно, что это только самые общие факторы.

Обсуждение будущей (кон)федерации в рамках подобных «идеальных условий» полезно, поскольку начинает принципиально новый разговор о принципиально иной России, вынося (временно) за скобки все сложности переучреждения. Изначальный их учёт, акцентирование внимания на всех возможных сложностях и издержках реформирования империи чрезвычайно усложняет разрушение старой парадигмы и выстраивание новой. Но, с другой стороны, ведение разговора только в этих рамках «идеальных условий» довольно быстро оказывается неполным и ущербным…

Вадим Штепа | Чем больше Россия хочет быть империей сегодня, тем меньше вероятности, что постимперские республики завтра захотят называться «российскими»

Теоретически возможно предположить, что в XXI веке слово «Россия» станет аналогом «Европы» — в смысле общего названия (кон)федерации независимых стран. Однако жителям разных стран ЕС в свое время было проще объединиться в этот союз — никакая прежняя империя не называла себя «европейской» и потому слово «Европа» не вызывало ни у кого негативных ассоциаций.

В РФ же ситуация ровно обратная — эта постсоветская страна так и не захотела стать действительно новой и постимперской, но провозгласила себя прямым продолжением прежней Российской империи. И поэтому — чем больше она хочет быть империей сегодня, тем меньше вероятности, что постимперские республики завтра захотят называться «российскими»

Владислав Иноземцев | Если Россия не может избавиться от мечт об имперскости и от страданий по утраченной империи, единственным выходом из сложившейся ситуации — яв­ляется интеграция в / создание с нуля ещё бóльшей империи

На мой взгляд, формирование институтов единой Европы не случайно по времени совпало с наиболее активной фазой деколонизации. Теряя империи, европейцы получали дополнительный повод сплотиться и создать некий субститут мощного сверхгосударства, понимая, что в противном случае Старый Свет вполне может быть оттеснён на политическую периферию. Со временем лидеры Е(Э)С выработали идеальную, на мой взгляд, концепцию seduction-based Empire, которая позволяла не покорять новые территории, а напротив — устраивать кастинги на право стать её составной частью. По сути же, к началу XXI века две крупнейших континентальных страны — Германия и Франция — стали обладателями «контрольного пакета» в общеевропейской «империи», похоронив при этом собственные имперские амбиции.

Нечто похожее, на мой взгляд, могло бы стать единственным «хорошим концом» и для российской империи…

Россия исторически является частью, но в то же время и «продолжением» Европы. Другим её «продолжением» является Северная Америка, ставшая порождением западноевропейской поселенческой колонизации в той же мере, в какой современная Россия — следствием восточноевропейской колонизации, начатой ещё со времен Киевской Руси. Две «окраины» Европы, Россия/Советский Союз и США не могли не столкнуться — как только ощутили в себе военно-экономическое преимущество над метрополией… Противостояние с США заставляет пикироваться с ними и ис­кать новых союзников — отсюда пресловутые «повороты на Восток» и равнение на Пекин.

Между тем такая повестка дня надумана и внеисторична. Как бы плохо ни относиться к российскому имперскому предприятию, нельзя отрицать, что Россия всегда была вполне европейской империей и никогда не стреми­лась «азиатизироваться». Соответственно, ей нечего делить с европейцами (и американцами), кроме амбиций… Россия всегда принадлежала ни Востоку или Западу (которые с учётом круглости Земли суть понятия сугубо релятивистские), а Северу — и долгое время, как и европейские империи, выступала инструментом доминирования Севера над Югом. Собствен­но исходя из этого, Москве и следовало бы выстраивать свою новую «импер­скую стратегию» для XXI века.

Она могла бы заключаться в том, чтобы выполнить свою «всемирно-историческую» миссию «замыкания» северного европейского кольца (которая отчасти уже была выполнена в XIX веке встречей испанцев и русских в современной Калифорнии). Россия и Соединённые Штаты/Канада могли бы стать странами, которые доминировали бы от имени Севера на Тихом оке­ане…

Иначе говоря: если Россия не может избавиться от мечт об имперскости и от страданий по утраченной империи, единственным выходом из сложившейся ситуации — как показывает опыт бывших европейских империй — яв­ляется интеграция в / создание с нуля ещё бóльшей империи, присутствие в которой даже в качестве её составной части может скрасить имперские ре­минисценции. Соответствующее решение, если бы оно было принято, принесло бы огромные выгоды всему евроцентричному миру.

Виктор Буравлев | Сложно превозмочь государство внутри себя, даже если очень его не любишь…

Так же как в своё время даже самые образованные люди долго не могли расстаться с привычным и очевидным для них геоцентризмом, так и сейчас многие продолжают цепляться за идею России. Именно Россию они полагают Родиной (чаще всего с большой буквы), поскольку её территория, как правило, определяется государственными границами. А вот родной край свой ещё с советских времен снисходительно именуют «малой родиной».

Впрочем, не только верноподданные патриоты, с которыми и так всё понятно, но и самые активные критики власти тоже в большинстве своём по-прежнему возлагают надежды на государство — сперва на «Россию-без-путина», теперь уже на «Россию-после-путина», но лишь бы прежняя ветхая парадигма сохранилась. Парадигма, которую они не имеют ни сил, ни желания преодолеть.

Зная всё или почти всё об исторической доминанте, унаследованной РФ от монгольской Орды, Московского княжества, Российской Империи и СССР, о многократных провалах реформ государственно-правовой системы во все времена, о неизменном триумфе реакции в результате всех попыток революции — все же верят в окончательную победу над многовековой деспотией с превращением её в нормальную цивилизованную страну…

…Которая, естественно, должна называться Россией. И которая будет обязательно гордиться своей замечательной культурой и своей славной историей. С великим Пушкиным и его непререкаемым культом. С Суворовым, который непобедим. С гербом, тем же двуглавым орлом в имперских коронах — все-таки исторический символ…

А заодно и с Лениным — не переименовывать же сотни улиц, не сносить же тысячи монументов, не обижать же миллионы людей…

Со всеми помиримся, из Украины уйдём, Крым… вернём, скорее всего. Хотя, если жители будут против, вряд ли. Нельзя же против воли населения, верно? Проведем честный референдум, поглядим.

Но самое главное — нашу Конституцию, матушку, вернём к жизни. Доработаем малость и всё пойдёт, как надо…

И всё у нас со временем наладится. Ведь Россия никуда не денется, и значит, у людей, её населяющих, есть будущее. А иначе распад, хаос, война всех против всех.

Не так ли?.. Нет, не так. Только после исчезновения России, безоговорочного и окончательного, у населения появится шанс построить что-то новое. Прервать порочный круг, цепочку перерождений, сломать матрицу.

Но осознать это сложно. Как и превозмочь государство внутри себя, даже если очень его не любишь.

ИМПЕРИЯ (от лат. imperium — власть) — одна из форм организация государства. В настоящее время принято считать. что «империю», как государство отличает её многонациональный характер, а в основе идеологии лежит наднациональность, как главный способ существование. Однако в целом империя не обязательно является многонациональным государством, современным примером чего может служить Китай. Согласно словарному определению имеперия — 1) наименование монархических государств, главой которых является Император, включившее в свой состав (нередко путём завоеваний) территории других народов и государств; 2) крупные государства, имеющие обширные колониальные владения

modal_quad ×

Примечание

artpolitinfo_quad

мониторинг ресурсов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *